Комментарий главного врача реабилитационного дома «Солнышко» Галкиной Галины к статье "Выброшенные дети"

когда говорится о жизни ребенка – все способы хороши.
Автор: Елена Чухрий, www.deti.zp.ua Опубликовано: 24 января 2011, 10:30 5553

Не так давно на нашем сайте в обзоре прессы появилась статья «Выброшенные дети», вызвавшая развитие бурной дискуссии среди читателей. Мы попытались уточнить позицию главного врача реабилитационного дома «Солнышко» Галкиной Галины Григорьевны касательно некоторых вопросов, затронутых в статье.

- Галина Григорьевна, хотелось бы, чтобы Вы прокомментировали свои слова в «Запорожской Правде» о системе, позволяющей матери «временно» оставить своего ребенка в “Солнышке»?

Чтобы сохранить жизни детей необходимо функционирование такой системы в государстве. Ведь ситуации в жизни матери могут быть самые разнообразные, даже психозы временного характера, возникшие на почве кризисного состояния, но от этого не должен страдать ребенок. Это и есть наш основной посыл, при реализации этих программ, ради, которого мы и работаем. Это не наша инициатива, хотя, мы ее действительно первыми начали внедрять. И проводили такие акции еще до 2004 года, призывая, молодых родителей, оказавшихся в трудной ситуации не бросать своих детей, а обратиться к нам за помощью. Второй посыл – это необходимость сохранить биологическую семью ребенка. Благодаря нам, мать начинает понимать, что нет необходимости бросать ребенка. Опираясь на нашу помощь, можно закончить решать свои проблемы, а тогда уже забрать ребенка в семью. К тому же 90 - 80 % детей все равно росли и растут в детских садах, в дневное время родители все равно не могут с ними общаться, и разница лишь в том, что они только вечером встречаются со своими детьми и несколько часов до сна проводят вместе. Все мы с вами выросли в такой ситуации, что с родителями чаще всего общаемся в субботу, воскресенье и в вечернее время. Поэтому преувеличение сказать, что если мы забрали ребеночка на время в дом ребенка, то семья отвыкнет от него. Здесь мы из двух зол выбираем меньшее. Вконце-концов, не так уж часто они отвыкают. Ведь работают и работали в советское время круглосуточные сады и интернаты. И многие великие люди, например, такие как Матвиенко или Янукович воспитывались в интернате. И совсем уж не правильно говорить, что интернаты дебилизируют людей, скорее тут обратное. В интернатах и в домах ребенка все же неусыновленными остаются дети те, которые имеют какие-то умственные или психические отклонения. И естественно, когда они выходят из интернатов, мы видим картину – дети не могут адаптироваться в обществе, но это не потому что их интернат такими сделал, а потому что они уже изначально имели какие-то отклонения в развитии.

И еще один аргумент в оправдание такой системы: когда говорится о жизни ребенка – все способы хороши.

Естественно сохранить семью – это не просто заставить родителей, чтобы ребенок насильно там жил. А сохранить семью – это на каких-то этапах помочь. И в данном случае, мы можем помочь временным устройством ребенка и заботой о нем. Но это не означает, что родители его бросили, что ребенок этот никогда не пойдет в свою родную семью. Надо разделять, что дома ребенка работают на случившуюся беду – отказников. И на предотвращение этой ситуации. Система эффективна и должна существовать столько, сколько будет существовать сама проблема.

- Какая конкретно ведется профилактика в «Солнышке», чтобы дети, оставленные у вас «на время» скорее вернулись в семью?

Работая двадцать лет в этой отрасли, я имею право на свое виденье этой ситуации. И знаю, что те кто хочет бросить свого ребенка, те и так его бросят. Определенная часть родителей, оформив в малыша дом ребенка, все равно бросят его. Но я хочу сказать, что ведь и в советские времена (а я работаю еще с тех времен) сюда оформляли «временно» родительских детей. Такая практика всегда существовала. Это сейчас ее преподносят как что-то новое. Анализируя нашу работу, могу сказать, что работая с семьей, мы получаем положительный результат. Если обычная семья оказалась в затруднительном положении, то мы берем на время у них ребеночка. И естественно мы работаем (социальные психологи, психологи, педагоги, юристы) с семьей, все специалисты работают с родителями по определенной программе. Даже не выделяется для этого какой-то день, эта работа ведется ежедневно, ежеминутно и ежесекундно, как только приходит сюда родитель или кто-то из родственников. Он обязательно должен получить допуск к ребенку. Мы это делаем для того, чтобы он пришел в администрацию, и мы сразу же начинаем с ним беседовать. Всегда пытаемся выяснить, чем мы можем помочь в каждом конкретном случае. 80 % этих семей мы сохраняем – это довольно таки большой процент, раньше было – 50-40%. Также мы часто принимаем участие в том, чтобы родителей не лишили родительских прав. И стоим на позиции – в любом случае сохранить родную мать для ребенка. Другое дело, когда ребенок просто не может жить в семье по каким бы то ни было причинам.

По закону мать, которая оставляет на временное содержание своего ребенка в доме ребенка, должна хотя бы раз в два месяца проявлять интерес к своему ребенку, заботится о нем и о его судьбе. Если она этого не выполняет, то ей выносится предупреждение, а ребенок переходит в состав детей «оставленные без родительской опеки». И тогда уже мы сообщаем официально в службы. И они принимают меры в отношении каждого конкретного случая. Требования, которые предъявляются к матери, когда оформляется временное содержание ребенка, следующие: мы должны видеть, что мать общается с ребенком и что она проявляет интерес к его судьбе, здоровью и жизни.

- И как (кем?) определяется список причин из-за которых мать может «временно» оставить свого ребенка в «Солнышке»? И какие уважительные причины входять в этот список?

Существует положение о домах ребенка, где сказано, что дети из кризисных семей могут здесь находиться. Это же положение внесено в наш статут.

Всех жизненных ситуаций не предусмотреть. Но по закону, основные категории, которые имею право оформить ребенка на временное содержание – это мамы-одиночки, мамы детей, которые имеют тяжкие последствия инвалидности. Все пункты списка не перечесть. Просто семья находится в кризисном состоянии – нет денег на питание для ребенка, нет возможности оформить в детский сад, а мама должна идти работать. Мы даже берем из полной семьи, если ребенок в обычном детском саду не может адаптироваться из-за отсутствия нормальной речи или имеет, например, какие-то зрительные дефекты, тогда мы берем таких детей на реабилитацию.

- Сколько сейчас детей находится в «Солнышке», какой процент из них составляют родительские дети? И сколько матерей все же оставляют своего ребенка в итоге, не забирая его в семью?

Сейчас в «Солнышке» 250 детей и 30% из них - это родительские дети. 15-20 % все же бросают своего ребенка (чаще всего это социально нестабильные слои населения, мамы-алкоголички, бывшие осужденные, психически больные).

Основа нашей работы все же заключается в том, что ребенок не должен пострадать из-за тяжелых условий жизни матери и уже как следствие, мы стараемся сохранить биологическую семью для ребенка.

Комментарий директора фонда "Счастливый ребёнок" Альберта Павлова:

Очевидно, что в некоторых ситуациях временное нахождение ребёнка в доме ребёнка или в интернате может быть единственным выходом. Например, если мать вынуждена находится с другим ребёнком в больнице, в местах лишения свободы, либо больна и какое-то время не может позаботиться о ребёнке.

В таких критических ситуациях родители или опекуны ребёнка должны обратиться за помощью к социальным работникам центра социальных служб и к специалистам службы по делам детей. Первоочередной задачей социальных работников является возвращение ребёнка в родную семью, даже если какое-то время ребёнок находится в Доме ребёнка.

То есть, социальные службы должны приложить максимум усилий для того, чтобы как можно скорей родители смогли забрать ребёнка обратно в семью.

Кроме того, есть альтернативные варианты помочь семье в кризисной ситуации, помимо помещения в дом ребёнка – например, обратиться к ближайшим родственникам, оплатить услугу няни или домработницы, оказать психологическую поддержку, передать ребёнка в приёмную семью временного содержания. Все эти варианты намного дешевле полного государственного обеспечения.

Если же с биологической семьёй работают сотрудники дома ребёнка, налицо конфликт интересов: ведь финансирование дома ребёнка и количество персонала в нём напрямую зависит от количества воспитанников.

Подобная ситуация наблюдается и с интернатами для детей старше 7 лет. Большинство таких учреждений в Запорожской области внесли изменения в свой устав, и теперь могут принимать не только сирот, а детей из малообеспеченных, многодетных семей.

Более того – руководство некоторых интернатов не скрывает, что организовывает специальные «рейды» по сёлам, предлагая небогатым семьям отдать ребёнка в учреждение. Рёбёнок может приезжать домой на выходные или ежедневно после занятий, но многие дети после такого решения родителей фактически становятся сиротами. Ведь даже на выходных родители не спешат забирать своих чад домой.

Таким образом, в попытке сохранить изжившую себя интернатную систему, от которой отказалось большинство развитых стран, государство предпочитает воспитывать детей в интернатах, затрачивая на это от 3 до 10 тыс. гривен в месяц на каждого ребёнка. В результате дети теряют возможность жить в семейной атмосфере, лишаются возможности стать полноценными членами общества, приобрести навыки жизни в семье.

Мы намерены продолжить исследование данного вопросам и предпринимать максимум усилий для того, чтобы наше государство работало для детей, а не для сотрудников интернатов.


Фонд "Счастливый ребенок" - эффективная помощь наиболее нуждающимся детям Запорожской области

Мы тщательно проверяем просьбы, защищаем жертвователей от мошенничества и даем возможность эффективно помогать наиболее нуждающимся.

Им нужна наша помощь:


Чалых Денис

Муковисцидоз (кистозный фиброз) смешанная форма


Тимофей Лопушняк

Тугоухость IV степени


Логвин Владислав

ДЦП


Бельченко Ярослав

ДЦП, двойная гемиплегия, психоорганический синдром


Владислав Краснокутский

Нарушение обмена веществ, токсическая энцефалопатия


В 2020 вы помогли на сумму 3 687 019 гривен

Расходы фонда в 2020

101 больным детям: 1 686 816 грн.
Мед. оборудование: 115 975 грн.
Детдомам для инвалидов: 350 305 грн.
Детcкому экоселу: 179 053 грн.
Сиротам и малообеспеченным: 79 544 грн.
Помощь взрослым "Хелпус": 215 025 грн.
Служебные расходы: 325 172 грн.
Всего расходов: 3 056 855 грн.

Всего с 2007 оказано помощи на сумму 73 916 249  гривен


Неактивные анкеты детей-сирот


Ребенку нужна семья: Ада


Ребенку нужна семья: Кристина Б.