«Зеркало недели»: Есть ли тень у благотворительности?

Тяжелая и редкостная болезнь не давала свободно жить ни самой девочке, ни ее родителям. Тогда мы даже подумать не могли, что эта история будет иметь продолжение. К тому же довольно неожиданное.
Автор: Василий Худицкий, http://www.zn.ua/ Опубликовано: 4 апреля 2011, 22:30 2043

В июле 2007 года в газете «Зеркало недели» (№26) была опубликована статья «Я шокирован тем, до какого состояния довели девочку». В ней рассказывалось о Зоряне Пророк, девятилетней девочке, которой врачи поставили диагноз гиперпролинемии. Как оказалось, это заболевание в Украине практически не лечат, а за границей оно стоит очень недешево. Тяжелая и редкостная болезнь не давала свободно жить ни самой девочке, ни ее родителям. Тогда мы даже подумать не могли, что эта история будет иметь продолжение. К тому же довольно неожиданное.

Как рассказал отец ребенка Роман Пророк, за прошедшее время в здоровье девочки мало что изменилось, хотя надежда на спасение их не оставляет. После публикации в «Зеркале недели» отношение со стороны власти изменилось к лучшему. Время от времени семье выделяли какие-то средства. Более того, о их беде узнали и другие люди. Как со временем оказалось, не у всех были чистые руки.

— Еще в мае 2010 года к нам домой пришел парень, — говорит Р.Пророк. — Сказал, что он из духовной семинарии, что о нашей беде прочитали с товарищами в Интернете и хотят помочь. То есть поработать волонтерами. Потом трижды приносили по 400 гривен. Затем как-то сказали, что в интересах дела было бы хорошо оформить им доверенность на сбор денег у нотариуса. Первого июня 2010 года я дал разрешение и копии справки Зоряны о заболевании. Подозрений не было никаких, поскольку были рады любой помощи.

Как выяснилось, это были жители села Суховоля Городоцкого района Львовской области Богдан О. и Тарас К. К духовной семинарии они не имели никакого отношения.

Еще несколько раз ребята перечисляли какие-то деньги, а потом исчезли.

Иногда к родителям обращались с вопросами люди: знают ли они об этих ребятах, действительно ли у них болен ребенок. Вот, к примеру, письмо из города Червонограда:

«Добрый день! У нас появился паренек, зовут его Тарас, он собирает деньги для лечения вашей Зорянки. Ходит по организациям и предприятиям. Сначала он показался мне очень странным: представляется как-то медленно, что не добавляло к нему доверия. Но со временем начинает говорить в нормальном темпе вполне адекватные вещи, показывает тетрадь, где записывает всех, кто дает деньги, суммы (на сегодня, говорит, есть 32 тыс. грн.), есть даже печати некоторых организаций. Настойчиво просит наличность и не хочет давать реквизиты. Действительно ли от вас этот человек?»

На грешную землю вернул звонок из Бориславского райотдела милиции Львовской области, прозвучавший 13 января 2011 года. Дежурный просил уточнить данные юноши-волонтера и количество переданных средств. Отец ответил, что за все время получил до двух тысяч гривен.

Милиционер сообщил, что «волонтеры» их обманывают, потому что только за один день насобирали более 1600 гривен. И посоветовал отменить доверенность. Задерживать ребят не было оснований. Все было на месте: паспорта, доверенности, телефоны и фамилии людей, дававших деньги. Даже «мокрые» печати предприятий, с которыми имели дело «волонтеры». География сбора средств была довольно широкая: Червоноград, Сокаль, Борислав, Дрогобыч, Ивано-Франковск, Надворная...

Поняв, что их обманывают, Р.Пророк обратился к частному нотариусу Л.Амбросийчук с просьбой расторгнуть сделку с волонтерами. А 18 января 2011 года в Единый реестр доверенностей была внесена регистрационная запись о прекращении ее действия. С того времени о волонтерах в семье Пророков начали забывать.

И вдруг прозвучал звонок с одного из львовских предприятий:

— Мы передали волонтеру деньги на операцию вашему ребенку. У него опухоль мозга?

Вскоре одного из так называемых волонтеров задержали в соседнем офисе. При нем обнаружили копию паспорта и папку с доверенностями, списками благотворителей и даже объявлениями в газетах с просьбой перечислять средства на их счета.

100, 50, 20, 10, 5 гривен... Ребята тщательно фиксировали и подсчитывали каждую полученную гривню. По приблизительным подсчетам, за неполный год они насобирали около 100 тысяч гривен. Документы передали родителям.

Затем один из ребят привез часть денег. По его словам, он собирал деньги на операцию маме. Дескать, ситуация у него безвыходная. Просил отдать папку со всеми записями. Разумеется, он ее не получил. Тогда начались угрозы. Сначала физической расправы, потом судебных исков по поводу овладения чужим имуществом, наконец — по поводу доведения до самоубийства. «Мы уже едем к вам. И ничто вас не спасет», — звучало в трубке.

— Я боялся не столько за себя, сколько за ребенка и жену. А теперь хочу, чтобы эти люди прекратили наживаться на беде моей дочери и понесли заслуженное наказание. Мне их не жаль, — говорит отец Зоряны. — Поэтому и отнес заявление в райотдел милиции. Там пообещали установить местонахождение «волонтеров» и провести расследование.

— Это первый такой случай в области, — говорит Денис Харчук, пресс-секретарь УМВД во Львовской области. — Если будет доказано, что имело место мошенничество, дело будет передано в суд, который и установит меру наказания. Действующее законодательство Украины не предусматривает регистрации лиц, желающих в частном порядке собирать средства для других людей. Волонтеры имеют право собирать деньги по устной договоренности с родителями ребенка.

Должностное лицо, к которому я обратился с просьбой прокомментировать ситуацию, сказал, что писать об этом не нужно. Дескать, в Украине и без того бедным и обездоленным очень мало помогают. А если, мол, еще и написать такую статью, то это только лишний раз отпугнет. Не могу с этим согласиться. Ведь, когда люди будут знать, что их средства пойдут на добрые дела, жалеть не будут. Поэтому писать все же нужно.

— Такого быть не должно, — говорит Роман Тереховский, священник храма св. Евхаристии во Львове. — Но это типичные ошибки, характерные для ведения дел в Украине. Деньги требуют учета. Это общее упущение — как тех, кто давал разрешение собирать средства на предприятии, так и тех, для кого эти средства были предназначены. Должны были бы контролировать ситуацию и люди, дававшие деньги. Если это происходило на каком-то предприятии или в учреждении, то авторитетное лицо должно было в приходном ордере засвидетельствовать, сколько собрано денег. Вторая половина ордера остается на предприятии. Все было бы прозрачно. Родителям не надо было позволять волонтерам собирать деньги на свое имя, а просто открыть счет. Тогда для мошенничества просто не было бы места. Если же отец выдал доверенность, а волонтеры исчезли, следовало дать объявление в газете о том, что люди, которым была выдана доверенность, не выполняют своих обязательств, и попросить считать, что доверенность утратила действие, так, как это делается при исчезновении документов. Тогда этих людей считали бы обманщиками. И рано или поздно это объявление сработало бы.

Не проверяли «волонтеров» и люди, дававшие свои кровные на лечение ребенка. Передо мной толстая папка с десятками тысяч фамилий, среди которых есть и руководители солидных фирм. Наугад набираю руководителя одного из предприятий.

— Добрый день! Недавно вы давали 100 гривен на лечение Зоряны Пророк. Не проверяли, получила ли их ее семья?

— Да, припоминаю, ко мне подходили двое ребят. При себе у них была папка с документами. В течение получаса я просматривал списки, среди них были и мои коллеги. Мне было жаль ребенка, поэтому дал сто гривен на его лечение. Ведь сам перенес несколько операций. Даже подумать не мог, что на человеческой беде могут зарабатывать.

Что это? Беспечность или легкомыслие? Впрочем, какая разница. Эти деньги Зорянка все равно не получила.

Александр Брусиловский, «Жити завтра» (www.donor.org.ua)

— В последнее время отношение к волонтерам очень сильно изменилось. Сейчас довольно редко можно встретить какое-либо недоверие (вероятно, по этой причине и возникла ситуация, описанная в статье). Но точно так же значительно уменьшилось и недоверие к отдельным просьбам в Интернет. Почему так? Мне кажется, это вызвано тем, что просьбы о помощи достаточно прочно «прописались» в Сети, и те, кто не замечал их ранее, уже не могут их не замечать. Каждый для себя уже давно сделал внутренний выбор — отзываться, помогать чужому горю или пройти мимо (оправданий этому можно придумать массу). И тот, кто отрицательно отвечает на этот вопрос, не относится к завсегдатаям подобных сайтов, редко вступает в полемику о достоверности просьб о помощи. Тот же, кто ответил положительно, более склонен доверять людям без особой проверки. Кстати, я не склонен записывать недоверчивость (о чем призывают заботиться большинство СМИ) добродетелью. Но это особый, именно нравственный вопрос, т.к. мера помощи определяется не столько в денежном эквиваленте, сколько как раз в доверчивости, жертвенности и милости сердца.

Конечно, в работе нам приходилось сталкиваться с обманом — но, слава Богу, нечасто. Волонтер проверяется временем, общением, совместной работой. Нечистый на руку человек очень быстро открывается, но таких случаев у нас практически не было. Такие у нас не задерживаются, вероятнее всего, по простой причине — непросто врать в глаза людям, которые относятся к тебе с любовью. И собственно по этой же причине у нас нет каких-то особых «форм проверки» и нет «подразделения безопасности».

Но чтобы не искушать деньгами, например, родителей больных детей, мы просим отчеты о потраченных средствах, а если видим, что человек слаб, то стараемся не давать деньги напрямую, а помогать закупкой конкретных препаратов, медикаментов. Кроме того, стараемся консультироваться с воспитателями, врачебным персоналом больниц или другими родителями. Ведь в отделении все всегда на виду, что-то скрыть крайне тяжело.

— Как действовать людям — и тем, которые нуждаются в помощи, и тем, кто готов ее оказать, — чтобы не оказаться жертвой мошенничества?

— Для тех, кто ищет помощи, как и для тех, кто хочет ее оказать, совет один и тот же — стараться иметь дело с организациями, которые уже не первый год занимаются волонтерской работой. Это могут быть и неформальные организации, не обязательно официальные фонды. Если информация предоставлена в Интернете, хорошо обращать внимание на обилие живых контактов с телефонами, адресами волонтеров или руководства организации на сайте, а не только ICQ, скайпа и виртуальных почтовых адресов. Также следует обратить внимание, насколько на сайте развита обратная связь — переписка, форумы... Мошенники чаще всего выставляют только просьбы о помощи, не давая людям возможности задать вопросы и получить внятные ответы прямо на сайте.

— Есть люди, уверенные в том, что вся эта благотворительность — сплошной обман. Есть люди, которые колеблются — готовы помочь, но боятся быть обманутыми. Что бы вы посоветовали тем и другим?

— Благотворительность — это не процедура передачи денег нуждающемуся, это даже не обеспечение его всеми необходимыми средствами. Благотворительность — это личное расположение сочувствующего, жалеющего сердца. Можно «одарить» миллионом страждущего, но потом всю жизнь себя есть поедом, и нет в такой благотворительности никакой пользы, а можно просто искренне пожелать этому человеку выздоровления, постараться хоть немножко стать ему не чужим, снова и снова возвращая свою спешащую и убегающую куда-то мысль к тому, кому больно, плохо и одиноко именно в данный момент. Это будет большей благостью как для вашей собственной души, так и для него. Именно в этом мы с моими друзьями видим цель украинской благотворительности.

Наталия ЛИПСКАЯ, благотворительный фонд «Крила нaдiї» (Львов):

— Считаю, что лучше предоставлять помощь через проверенные благотворительные организации. Ведь когда помощь идет через юридическое лицо, вы всегда можете проверить, как пожертвованные деньги будут использованы.

Каждая благотворительная организация должна по вашему требованию предоставить полный отчет — как именно использованы средства. Если вам этот отчет не предоставляют, есть налоговая и КРУ.

Всегда можно проверить, какие именно препараты закуплены (юридическое лицо, как правило, будет работать с проверенными поставщиками, лекарства будут качественные, сроки хранения соблюдены. При покупке с рук это часто невозможно проверить). Покупка обязательно должна быть подтверждена накладной.

Основание для закупки также требует подтверждения — заявлением родителей, рецептом врача или письмом из больницы. Должна быть расписка из больницы или от родителей о получении лекарств или акт приема-передачи.

Мы спрашивали у некоторых наших благотворителей, почему они нам поверили, и определили несколько правил для жертвователей, которые не хотят быть обманутыми.

1. Если хотите перечислить деньги, надо внимательно проверять информацию. Должно быть четко указано, на что именно требуются средства и сколько их нужно. Можно позвонить и уточнить. Если телефон не отвечает или проситель не может обосновать свою просьбу, это может означать, что сумма взята «с потолка». Стоит задуматься, можно ли вообще доверять этому человеку.

2. Спросите, сколько уже собрано денег и сколько не хватает. Если нет конкретного ответа — повод усомниться.

3. Если организация действует честно, она в течение часа предоставит полный отчет по каждому ребенку — сколько поступило средств и на что они израсходованы (только учтите, что часто волонтеры днем находятся на основной работе и не смогут ответить на ваши вопросы сразу, а вот в фонде это могут сделать быстро). Но в любом случае, если вас несколько дней водят за нос, что-то здесь не так.

4. Если бросаете деньги в урну для пожертвований, обратите внимание: на урне должна быть пломба, мокрая печать организации и подпись на пломбе. Можете спросить, чья это урна и попросить телефон тех, кто ставил печать (мотивируйте тем, что хотите перечислить крупную сумму). Если этот контакт будет не идентичен известному вам контакту или в организации не знают об этой урне, налицо мошенничество.

5. Нормальная организация не скрывает своего местонахождения.

6. Если организация или волонтер против перечисления денег на счет и берут только наличность, стоит задуматься — собственно, как это и было в истории с семьей Пророков, где деньги брали исключительно наличными.

Основный совет: если к вам пришло любое лицо с письмом-просьбой о помощи, не стоит сразу давать деньги. Сначала возьмите контакты этого человека и проверьте информацию. Если помощь действительно нужна, человек после вашего звонка придет еще раз. Особенно, если это волонтер. А если что-либо все же вызвало подозрение, то не помешало бы, чтобы при вашей следующей встрече присутствовал работник милиции.

Как проверить:

— позвонить заслуживающей доверия организации;

— позвонить в отдел соцзащиты (обычно родители прежде всего бегут за помощью туда);

— позвонить в приемное отделение больницы;

— поискать информацию в Интернете и сверить с предоставленной вам.


Данная статья принадлежит к категориям:
     Благотворительность  Больные дети  Публикации с других источников  

Фонд "Счастливый ребенок" - эффективная помощь наиболее нуждающимся детям Запорожской области

Мы тщательно проверяем просьбы, защищаем жертвователей от мошенничества и даем возможность эффективно помогать наиболее нуждающимся.
В 2020 вы помогли на сумму 3 680 334 гривен

Расходы фонда в 2020

101 больным детям: 1 669 042 грн.
Мед. оборудование: 115 975 грн.
Детдомам для инвалидов: 325 602 грн.
Детcкому экоселу: 179 053 грн.
Сиротам и малообеспеченным: 79 544 грн.
Помощь взрослым "Хелпус": 215 025 грн.
Служебные расходы: 325 027 грн.
Всего расходов: 3 014 232 грн.

Всего с 2007 оказано помощи на сумму 73 909 565  гривен