"Индустриальное Запорожье": Верните детей!

У многодетной матери забрали всех ее пятерых малышей. «Думаю, есть желающие их усыновить», – подозревает бабушка ребятишек
Автор: Смаглюк Наталья, iz.com.ua Опубликовано: 27 ноября 2009, 12:00 4231

15 января в областной Дом ребенка «Солнышко» как «забранные по суду» попали трое детей – Арсен, Илона и Родион Сума. Еще двое – Кристина и Сергей – в Запорожский областной приют.

- Эта история заставляет задуматься о том, насколько мы стали жестокими. Это грустно и бесчеловечно, – заметила главврач «Солнышка» Галина Галкина. – Эти детки сейчас должны быть с мамой.

- Трехлетние двойняшки – Илона и Родион – никогда не ссорятся. Всегда друг друга жалеют и делятся всем, – рассказывают воспитатели. – Мальчишка очень любопытный: любит читать, рисовать, все ему знать хочется, а вот его сестра – настоящая леди – постоянно крутится возле зеркала, любит примерять красивые наряды и играть в куклы. 4-летний же Арсен – более сдержанный, важный. А красавец какой!

А начиналось все так

В Одессе Татьяна Сума, учившаяся на швею в одном из училищ, познакомилась с моряком – уроженцем Гвинеи.

- Я сразу влюбилась. Через девять месяцев у нас родился сын, и уже через год муж забрал меня к себе, – рассказала «Индустриалке» Татьяна Сергеевна.

В далекой африканской стране у женщины родились дочь и еще один сын.

- Я быстро привыкла к Гвинее, хотя для меня это был совсем другой мир, со своими традициями и абсолютно другими нравами. Но влажный климат не подходил для моей дочурки – кожа на ногах и руках у маленькой Айсату пересыхала так, что лопалась до крови. Я не знала, что делать, а потом набралась мужества и вместе с тремя детьми вернулась на Украину, – продолжает многодетная мама.

Мальчишки выросли и разъехались: старший Жельбер женился и переехал в Кирилловку, а младший все мотается на заработки в Россию. Айсату осталась жить с мамой, а отношения с отцом поддерживала только в письмах, ведь поездка в Гвинею ей не по карману. Единственное, что осталось от отца, – это внешность: девушка выросла красивой мулаткой.

Забрали детей

К сожалению, молодую гвинейку постигла судьба ее матери – своих пятерых детей она воспитывает сама. Каждый раз, когда Айсату встречала мужчину, то думала, что это на всю жизнь, но судьба так и не подбросила того, единственного.

Первое, на что обращали внимание ухажеры, – это красота, ведь годы практически не коснулись ее гвинейской кожи, а потом «папы» скоропостижно исчезали.

Татьяна Сума живет с дочерью, а чтобы помочь, подрабатывает сторожем.

- Я тоже дома не сижу - нанимаюсь работать в разные дома: где уберу, где постираю, а где и ямы рыть приходится и огороды копать. Зарабатываю неплохо – 50-100 гривен в день, – рассказывает Айсату. – Но работа непостоянная – бывает, что совсем худо.

В небольшом домике в селе Юльевка, где мы и общались с многодетной гвинейкой – просторно и уютно, хотя без детей он кажется пустым. Единственный минус – это сырость и холод.

- Чтобы согреться зимой, я, мама и дети спали в одной комнате и включали электрокамин, – с горечью вспоминает Айсату. – А когда решили провести газ, то денег хватило, чтобы довести газовую трубу до дома, а вот на подключение и котел – нет.

В один не совсем прекрасный день за неуплату долга по электричеству многодетной семье отрезали свет, лишив возможности хоть как-то согреться. Заплатить долг помог старший брат Айсату.

- До этого случая никому не было дела, как мы живем, нужны ли нам деньги или помощь, – пожаловалась Татьяна Сума. – Только считали деньги, которые государство на детей выделяло. А тут пришли из сельсовета и давай причитать, что дети в холоде живут, но помощи не предложили.

Через несколько дней, когда Айсату была на заработках, а Татьяна Сергеевна вышла к соседке за молоком, из дома исчезли трое малышей – Арсен, Илона и Родион. Как оказалось, их забрали в «Солнышко».

- После этого случая двоих старшеньких – семилетнюю Кристину и одиннадцатилетнего Сергея я начала прятать, – продолжила рассказ бабушка детей. – Тогда ко мне на работу пришли работники милиции и забрали внуков принудительно.

Загнали в яму

Служба по делам детей Запорожской райгосадминистрации и опекунский совет при исполкоме Новоалександровского сельского совета подали иск в суд с просьбой лишить Айсату родительских прав.

Постановление суда мне прочитала директор «Солнышка» Галина Галкина. Создавалось впечатление, что его писали не юристы, а опытные рассказчики. О причине, из-за которой у матери отнимают детей, в постановлении сказано так: «будинок перебуває в аварійному стані, в кімнаті, де мешкають діти, холодно... В кімнаті лише три ліжка». О том, что перед тем, как отдать дело в суд, опекунский совет или служба по делам детей хоть чем-то помогли многодетной матери, конечно же, ни слова, поскольку помощи как таковой не было. Зато «співробітниками опікунської ради Новоолександрівської сільської ради неодноразово проводились профілактичні бесіди з приводу виконання батьківських обов’язків Сумою Айсату, але своєї поведінки вона не змінила».

- А как же по-другому? – возмущается Галина Галкина. – Где им денег-то взять? Она как рыба об лед с этой работой бьется, а хоть бы кто помог! А фраза «профілактична бесіда» рассмешила меня до слез. Как можно провести профилактическую беседу по борьбе с бедностью? Почему никто даже не попытался им помочь? Ведь детей к нам можно было привести и без решений суда.

В Доме ребенка всегда существовала такая форма помощи, когда мы забираем ребенка на содержание на то время, пока его семья восстановит свою платежеспособность. Для этого не обязательно лишать прав или отбирать.

При желании финансовое положение Айсату могли спасти, ведь в судебном решении было сказано, что в августе женщину должны были взять на должность уборщицы в Новоалександровскую школу. Но это обещание осталось только на бумаге.

- Мало того – суд постановил матери платить алименты в пользу приюта и нашего детского дома в размере 250 гривен! – еще больше возмутилась Галина Григорьевна. – И всем прекрасно известно, что у Айсату этих денег нет! Сейчас на временном содержании детского дома есть дети, чьи мамы в гораздо лучшем финансовом положении, но они ни за что не платят.

Конечно, мы отказались от этих средств. Зачем же загонять многодетную мать в еще большую яму? А теперь ее и к суду могут привлечь за то, что она не платит. Что дальше? А потом возьмут и лишат ее родительских прав. И это в стране называется борьба с бедностью? Так давайте ее вообще запретим! По закону матери дается год на исправление ситуации, после чего у нее могут забрать деток. И этот срок скоро истечет.

За 20 лет моей работы – это одна из лучших матерей! Ей надо только помогать!

- Нам помогала только депутат сельсовета Любовь Троян: и белила с нами, и красила, и детей смотрела. Даже в Киев обращалась, чтоб хоть чем-то помогли, – рассказывает Айсату.

- А директор «Солнышка» помогла нам составить письмо в райадминистрацию с просьбой о помощи, – продолжила Татьяна Сума. – Вы не представляете, что творилось! Председатель Новоалександровского сельсовета Ольга Голякова не своим голосом кричала: «Я покажу вам, как письма писать. Я их привезу, и пусть посмотрят, как вы живете!». А как мы живем? То, что в доме иногда непорядок, – это и так понятно, ведь все, у кого есть дети, знают, как тяжело за малышами уследить. А тут еще и пятеро. Но мы не жаловались – у нас чудные малыши.

- Я знаю, что сельсовет хочет просто отобрать детей. Думаю, что есть желающие их усыновить, вот и все. Ведь иск в суд изначально подавался с просьбой «лишить», - сквозь слезы продолжила рассказ Татьяна Сергеевна. – У нас есть немного времени, но нет денег. Осталось всего немного – купить котел и подключить систему отопления.

С тех пор, как забрали детей, в доме Айсату стало пусто. В детской комнате малышей ждут их любимые кровати и игрушки, а маму с бабушкой – еще одно судебное заседание. Каждую ночь они молятся о том, чтобы им вернули малышей.

Помогите!

Когда я поинтересовалась у Ольги Голяковой, чем помог матери-одиночке сельсовет перед тем как подать иск в суд и попытаться отобрать детей, то в ответ услышала:

- Да, помогали. Чем? А какая разница? И вообще, кто вам разрешил об этом писать? Ничего говорить не буду. Все равно напишете, как вам хочется!

Намного дружественней к моему звонку отнеслись в Запорожской райгосадминистрации.

- Мы с удовольствием поможем, но Айсату должна написать заявление на выделение помощи, а она к нам еще ни разу не приехала, - говорит директор центра социальных служб для семьи и детей Татьяна Денисова. – Видно, что они как-то стараются: там побелили, там подкрасили, в доме убрали. То, что в сельсовете денег нет, – это и так понятно. Надо было сразу к нам обращаться.

Равнодушие и цинизм

- Я работаю в «Солнышке» уже больше 20 лет, а такие решения суда начала получать только в последние два года, – с грустью сказала Галина Галкина. – Причем такие ситуации случаются все чаще и чаще, а еще появляется совершенно другой фактор – равнодушие и цинизм.

Раньше не было, как сейчас, столько социальных служб, которые во весь голос кричат, что маму нельзя разлучать с ребенком и надо беречь институт семьи. Все тогда решалось проще: никто не спешил лишать матерей их родительских прав или насильно отбирать у них детей, наоборот – старались сначала помочь, причем не для галочки, а основательно.


Фонд "Счастливый ребенок" - эффективная помощь наиболее нуждающимся детям Запорожской области

Мы тщательно проверяем просьбы, защищаем жертвователей от мошенничества и даем возможность эффективно помогать наиболее нуждающимся.
В 2020 вы помогли на сумму 3 146 712 гривен

Расходы фонда в 2020

99 больным детям: 1 640 053 грн.
Мед. оборудование: 111 820 грн.
Детдомам для инвалидов: 313 451 грн.
Детcкому экоселу: 168 376 грн.
Сиротам и малообеспеченным: 79 544 грн.
Помощь взрослым "Хелпус": 86 929 грн.
Служебные расходы: 310 163 грн.
Всего расходов: 2 809 514 грн.

Всего с 2007 оказано помощи на сумму 73 375 942  гривен

Детальные отчёты >>>