Быть сотрудником благотворительного фонда стыдно?!

Помощь нуждающимся – это целая система, технология. Требующая немалых ресурсов – человеческих и денежных. И на волонтерской, бесплатной основе, поддерживать эту систему работающей невероятно сложно
Автор: Ирина Гавришева, irinka-hema.livejournal.com/ Опубликовано: 29 июня 2011, 20:00 2486

Фонд "Счастливый ребенок" - 2006 год

Стандартный диалог, регулярно происходящий у меня с разными людьми:

- Где ты работаешь?

- Благотворительный фонд «Счастливый ребенок», сайт deti.zp.ua, может видели наши плакаты.

- Ну тебе там хоть что-то платят? – заговорщицким голосом, видно рассчитывая что я сейчас по секрету расскажу как ворую поступающие на детей деньги.

- Ну да, я получаю там небольшую зарплату…

- Ааааааа – разочаровано – Ты в благотворительном фонде получаешь зарплату…

После этой фразы мне обычно становится стыдно за себя. За то, что я получаю деньги за доброе дело. А с другой стороны я задаюсь вопросом – а это вообще нормально, когда человеку стыдно за то, что он помагает людям???

Когда я пришла в благотворительность (было это без малого 5 лет назад), я была воодушевлена идей волонтерства. «Мы не какой-то там фонд, мы просто волонтеры сайта «Дети Запорожья», просто люди, которым небезразлична судьба этих детей» - вдохновенно рассказывала я окружающим. Я действительно гордилась тем, что наша команда работает «просто так», без счетов, уставов, зарплат. И была мечта – создать большую команду волонтеров, которые смогут обеспечить помощью всех нуждающихся детей гематологии (о большем не мечталось, так как и с гематологией то мы вдвоем с Альбертом с трудом справлялись). Но очень скоро мечта разбилась о скалы реальности. Количество подопечных росло, а новые волонтеры приходили и уходили, не выдержав специфики работы. Мы ничего не успевали… у нас не было опыта, не было навыков, у нас не было команды, на которую можно положиться! Ибо в команде должны быть либо люди идейные, либо получающие зарплату. Волонтер, который просто загорелся, с большой долей вероятности в какой-то момент подведет тебя. Ибо без мотивации (внутренней или денежной) в какой-то момент у него найдутся более важные дела. Идейных у нас было «ты, да я, да мы с тобою», да еще и у каждого работа…

Когда я пришла «волонтерить», я где только не работала. Вернее подрабатывала. Журналистика, поиск информации в сети, простенькое веб-администрирование… Зарабатывала не много, но с этих денег платила за интернет, телефон и прочие мелочи. И я очень хорошо помню момент, когда в отделении завал, много тяжелых детей, которым нужен граноцит, параллельно повалили заказы по всем работам одновременно. Я сидела за компьютером по 10 часов реально не отрываясь от экрана, параллельно принимая звонки от родителей больных детей о том, что нужно то или иное лекарство. Меня дергали работодатели «сдать базу данных сегодня до 5», меня дергал Альберт «выложи новость по ребенку сегодня до 5»… и я села и расплакалась от бессилия, так как и то и другое до 5 я не успевала. И мне нужно было выбирать между работой и волонтерством. Между базой потенциальных заказчиков какой-той ерунды и жизнью ребенка. Выбор вроде как очевидный, но… Но я знала, что если сегодня не сдам эту чертову базу, то завтра мне нечем будет заплатить за интернет. А без интернета помогать детям я не смогу.

Когда такие истории стали повторяться систематически, пришло понимание того что волонтерство, милосердие и т. д. – это отлично, но то что я делаю – это уже давно не просто милосердие, это система помощи. А чтобы система функционировала без сбоев, ей должно быть уделено достаточно много времени. Ей и только ей. Для того, чтобы помогать этим детям качественно, я должна думать только о них, а не о том, куда бы тиснуть очередную статейку или где взять очередную базу данных. И тогда появилась договоренность с несколькими нашими постоянными спонсорами – они платят мне ту зарплату, которую я зарабатывала вне волонтерства, а я бросаю все и занимаюсь только детьми. И да, с тех пор я занимаюсь только фондовскими (со временем наша волонтерская гурппа таки стала благотворительным фондом, ибо для развития нужны были счета, нужен был легальный статус) делами. Почему собственно мне за это должно быть стыдно?!

Недоверие общественности к благотворительным фондам известно и понятно. Сама такой была… И желание чтоб твое пожертвование пошло именно конкретному человеку тоже понятно. Именно поэтому большинство фондов, работающих с конкретными людьми, собирают деньги не только на свои счета, но и на личные счета нуждающихся. Но все же… эти счета размещены на сайте в интернете вместе с рассказом о нуждающемся, документами и т. д. Этот сайт раскручен, соответственно жертвователь может найти эту информацию и помочь. А еще может быть уверен, в реальности человека, в том, что счет на лечение за границей не от посредников, которые накручивают до 50% и не от шарлатанской клиники, лечащей неизвестно что неизвестно чем. К чему это я? К тому, что помощь нуждающимся – это целая система, технология. Требующая немалых ресурсов – человеческих и денежных. И на волонтерской, бесплатной основе, поддерживать эту систему работающей невероятно сложно, а временами и невозможно. Об этом очень хорошо написала на днях Лена Грачева из фонда Адвита. О том, как работает эта система и о тех губительных стереотипах в обществе, которые мешают работать системе. Прочтите, я думаю это полезно знать каждому…

И так, возвращаясь к тому, с чего начинали… Да, я сотрудник благотворительного фонда, да, за свою работу я получаю зарплату. Мне должно быть стыдно за это?!


Фонд "Счастливый ребенок" - эффективная помощь наиболее нуждающимся детям Запорожской области

Мы тщательно проверяем просьбы, защищаем жертвователей от мошенничества и даем возможность эффективно помогать наиболее нуждающимся.
В 2020 вы помогли на сумму 3 146 712 гривен

Расходы фонда в 2020

99 больным детям: 1 640 053 грн.
Мед. оборудование: 111 820 грн.
Детдомам для инвалидов: 313 451 грн.
Детcкому экоселу: 168 376 грн.
Сиротам и малообеспеченным: 79 544 грн.
Помощь взрослым "Хелпус": 86 929 грн.
Служебные расходы: 310 163 грн.
Всего расходов: 2 809 514 грн.

Всего с 2007 оказано помощи на сумму 73 375 942  гривен

Детальные отчёты >>>