Теперь мне есть ради кого жить!

18-летняя выпускница интерната полна решимости стать хорошей мамой для своей новорожденной дочери. Многие девушки в такой ситуации по рекомендациям врачей или служб по делам детей отдают малышей в дом ребёнка.
Автор: Людмила Фомина, www.deti.zp.ua Опубликовано: 30 января 2012, 13:30 5479

Недавно неравнодушные люди рассказали сотрудникам фонда "Счастливый ребенок" об Алевтине и маленькой Патриcии. У Алевтины нет ни жилья, ни образования, ни поддержки семьи – ее собственная мать была лишена родительских прав, и Аля воспитывалась в Бердянской школе-интернате.

Из роддома мама с дочкой вернулись в общежитие, после интерната девушка переехала в Запорожье для обучения в Высшем профессиональном училище №38. Условий для их проживания там нет, руководство училища уже пошло на нарушение существующих правил, разрешив Алевтине временно пожить в комнате, где она до этого жила с двумя другими девочками.

Получается, что единственный выход для молодой мамы – отдать малышку в дом ребенка «Солнышко», но она категорически отказывается это делать.

Благодаря помощи наших жертвователей, фонд «Счастливый ребенок» имеет возможность арендовать квартиру для Алевтины и Патриcии, но справится ли молодая девушка одна с воспитанием ребенка? Чтобы понять, как поступить в такой непростой ситуации, нам надо выяснить мнение всех людей, которые так или иначе отвечают за судьбу малышки Патриcии – самой Алевтины, руководства училища, работников социальных служб.

Аля, расскажи, пожалуйста, о себе, как получилось, что ты сейчас здесь, в общежитии, одна с малышкой?

Я родилась в 1993 году в Приморске, мама работала поваром, папа – на кирпичном заводе. Папу я не помню и не знаю. Есть старшая сестра и младший брат, у всех разные отцы. У мамы никогда не было своего жилья, жили на съемной квартире. Жили бедно, плохо одевались, и детей в школе дразнили, обзывали бомжами. Но учились хорошо: сестра даже закончила школу с золотой медалью и поступила в медицинский институт.

Когда мне было 14 лет, а брату – 10, мама сказала, что она уже не в состоянии нас воспитывать, у нее сахарный диабет, и она с нами не справляется, поэтому отправит нас в интернат. Мы сначала не соглашались, не хотели уезжать, потом смирились. На выходные ездили домой. В интернате было хорошо – школа, дети, хорошие отношения. Нормальная одежда с рынка, там вообще был такой закон: «Все равны».

Какие у тебя сейчас с мамой отношения?

С мамой отношения хорошие, отношусь к ней с пониманием. Мама есть мама. Когда мама заболела сахарным диабетом, ее больше не брали на работу, она не могла нас содержать. Она приезжала к нам в интернат, и дома на выходные встречала нас хорошо.

Какой мамой хочешь быть сама?

Конечно, хорошей. А кто хочет плохой быть мамой?

Что ты вкладываешь в слова «хорошая мама»?

Та, которая готова всех порвать за своего ребенка.

Это хорошо, что ты готова отстаивать свою малышку, но как ты будешь заботиться о ней? Понимаешь, что будет тяжело?

Я не жду, что будет легко, конечно, хочу быть лучше, чем моя мама. Хочется дать ей то, чего не было у меня в детстве, чтобы у нее было.

Что именно?

Во-первых, материнское тепло, мама постоянно была на работе, а мы были одни с сестрой. Маму в детстве почти не помню, жили бедно. Мама с работы приезжала уставшая, покормит нас и спать ляжет. В интернате хорошо, но я бы все сделала, чтобы мой ребенок туда не попал. На самом деле в интернате ничего страшного нет, для подростков это, может быть даже и к лучшему. Но если ее сейчас отдать в «Солнышко», она же не будет знать, что такое мама. Брата же я вырастила – справлюсь. Я не пью и не курю.

Аля, как ты думаешь, насколько решение проблемы с жильем поможет тебе и малышке?

Ну, я не знаю, мне даже как-то не верится, все говорят, чтобы ребенка отдала в «Солнышко», давят на меня. Врач приходила, кричала, чтобы отдала в «Солнышко», теперь говорит, чтобы я держалась.

Я понимаю, что у меня мало знаний и умений для того, чтобы заботиться о маленькой, но теперь у меня есть для кого жить, и я буду стараться.

Я хочу поблагодарить тех людей, которые помогают нам, мне даже не верится, что такое возможно.

Мы попросили прокомментировать ситуацию заместителя директора Высшего профессионального училища №38 Людмилу Павловну Скляр и психолога, координатора семейного устройства сирот фонда «Счастливый ребенок» Викторию Мочалову.

Заместитель директора училища Людмила Павловна Скляр: Я действительно просила Алевтину временно поместить девочку в дом ребенка «Солнышко» и продолжить учебу, потому, что у нее нет навыков ухода за ребенком, я боюсь за здоровье и безопасность девочки. Но если вы не просто снимете ей квартиру, а будете оказывать психологическую помощь, поможете стать хорошей мамой для малышки, я буду очень рада. Дай Бог, чтобы это у вас получилось.

Психолог Виктория Мочалова: С одной стороны, прекрасно, что в Украине у мамы, попавшей в сложные жизненные обстоятельства, есть возможность временно оставить ребенка на попечение государства. В Детском доме о ребенке заботятся, пока мама решает свои проблемы. Другое дело, что нет каких-то критериев, до каких пор это может продолжаться, нет отчетливых требований к социальному сопровождению семьи и пр. Есть еще значимый момент: первые месяцы жизни особенно важны для формирования ребенка, для его душевного равновесия на всю жизнь. В реальности все не так просто. Невозможно обеспечить идеальные условия во всем, но помещение ребенка в интернатное учреждение, даже временно, по моему убеждению, должно быть мерой крайней.

Что еще хочется добавить? Человеческая способность заботиться о детях во многом обусловлена нашим ранним опытом, когда мы сами были объектом заботы взрослых. И чем больше проблем было в этот период, тем труднее нам самим быть хорошим родителем для своих детей. Что это значит в этом случае? У Алевтины, которая провела в семье 14 лет, о которой мама как-то заботилась, при грамотной помощи и поддержке со стороны общества, социальных служб есть надежда быть хорошей матерью, стать на ноги и управлять своей жизнью, жизнью дочери. Если же Патриция проведет первые годы жизни в детдоме, то у нее таких шансов гораздо меньше. И дело тут не в качестве работы персонала учреждения. Дело в нашей природе: для младенца очень важно, чтоб о нем заботился кто-то один главный, с кем можно устанавливать и развивать отношения привязанности. В детдоме тех, кто заботится много, но нет основного, на кого можно положиться всегда. А это существенный фактор травматизации ребенка.

Есть еще один момент. Когда столь молодой маме говорят, что ей будет сложно, она не справится, и девочка, соглашаясь с аргументацией, действительно отдает малыша в учреждение, ей кажется, что заберет его она очень быстро. Но время идет, а решимость забрать малыша уменьшается. Ей кажется, что это произойдет обязательно, но еще не сейчас, а чуть позже. Так вместо нескольких месяцев проходят годы, мама привыкает к этой ситуации, а ребенок теряет шансы обрести семью: ведь формально он сиротой не является.

Итак, мы решили помочь девочкам с арендой квартиры и в сотрудничестве с социальными службами поддержать Алевтину в ее стремлении быть хорошей мамой. Мы обязательно будем информировать наших читателей и жертвователей о том, как обстоят дела у молодой мамы и ее прелестной малышки.

Алевтина очень благодарна всем жертвователям, которые помогли сегодня оплатить аренду квартиры, стоимость аренды – 1000 грн. в месяц. Такая помощь понадобится ей и в дальнейшем, поэтому мы снова обращаемся ко всем неравнодушным людям с просьбой поддержать своими пожертвованиями эту маленькую семью.

Вы можете уже сейчас помочь молодой маме и ее дочери остаться вместе и стать настоящей семьей.

Пожертвования можно перечислять на расчетный счет фонда.


Фонд "Счастливый ребенок" - эффективная помощь наиболее нуждающимся детям Запорожской области

Мы тщательно проверяем просьбы, защищаем жертвователей от мошенничества и даем возможность эффективно помогать наиболее нуждающимся.

Им нужна наша помощь:


Иван Бабич

Сенсоневральная глухота ІV степени


Сирота Данил

саркома левого бедра


Павленко Ольга

Муковисцидоз (кистозный фиброз), тяжелое течение


Инна Драгун

Мукоэпидермальная карцинома легкого с метастазами


Бельченко Ярослав

ДЦП, двойная гемиплегия, психоорганический синдром


В 2020 вы помогли на сумму 3 687 019 гривен

Расходы фонда в 2020

101 больным детям: 1 686 816 грн.
Мед. оборудование: 115 975 грн.
Детдомам для инвалидов: 350 305 грн.
Детcкому экоселу: 179 053 грн.
Сиротам и малообеспеченным: 79 544 грн.
Помощь взрослым "Хелпус": 215 025 грн.
Служебные расходы: 325 172 грн.
Всего расходов: 3 056 855 грн.

Всего с 2007 оказано помощи на сумму 73 916 249  гривен


Ребенку нужна семья: Игорь


Ребенку нужна семья: Игорь


Ребенку нужна семья: Денис