Детские дома и интернаты Запорожья

О добрых делах и районных cловах


Автор: Ирина Выцсоцкая, Украинская газета "День", №220, 2005
Опубликовано: 2006-04-26  Просмотров: 3552  
Оставить комментарий


Елена БАБИЙ: Когда я стала оформлять опекунство, в нашей жизни начался кошмар

С семьей Елены и Петра Бабий из села Дымер Вышгородского района Киевской области мне довелось познакомиться четыре года назад. В семье подрастало две девочки — старшая Оля и маленькая Яна. Работал только отец, и семья действительно находилась за чертой бедности: жили на 96 гривень в месяц (24 грн. на человека). Летом Елене предложили подработать поваром в детском лагере под Черниговом. Обрадовалась, что сможет взять с собой дочерей, и согласилась.

В лагерь в поисках еды приходили местные дети, среди которых была девчушка лет восьми. Она часто ночевала возле лагеря, потом исчезала на время и опять возвращалась. Когда настало время уезжать, вспоминает Елена, дитя навзрыд рыдает и умоляет: «Тетенька заберите меня, вывезите отсюда, можете выбросить где-то по дороге, — только увезите подальше от папы. Я туда не вернусь…он меня избивает, я больше не выдержу». Маленькое тельце ребенка было чудовищно синего цвета, одна рука почти не двигалась.

Позвонила мужу, рассказала про девчушку: «Надо забирать, Петя, иначе погибнет». Оба понимали, что в нынешнем положении семьи — это практически невозможно, но решили, что «где двое, там и трое». Чуть позже Елена узнала, что отдыхавшие в лагере дети молились, чтобы Бог послал Надюше добрых родителей…

Кроме материальных проблем были и куда более сложные. Ребенка пришлось восстанавливать буквально по крупицам: в восемь лет девочка считала только до пяти, не умела читать и писать, никогда не держала в руке вилку... Самым трудным и долгим оказался процесс психологической реабилитации девочки. Затравленная, измученная издевательствами отца, она не понимала, как это — мужчина может вообще не пить, не сквернословить, а тем более не избивать детей и животных.

Очень помогла в тот критический период социальный психолог Наталья Рипик, узнав о проблемах семьи Бабий, добилась ее включения в действующий проект поддержки семьи и, как специалист, осуществляла ее социальное сопровождение. Со слезами на глазах Елена рассказывала, как на Пасху из еды в доме был только хлеб и вдруг — стук в дверь, а на пороге Наталья с гостинцами для детей и одеждой из «гуманитарной помощи». Вскоре для Надюши привезли небольшую кровать, а сельрада выдала разрешение на опекунство.

Спустя четыре года мы встретились вновь.

Все тот же старый домик без отопления, все так же тесно, но уютно. Повзрослевшие девочки дружно суетились на кухне — готовили обед. Папа на работе, а мама только вернулась с дежурства в больнице, где ухаживает за ВИЧ-инфицированными детьми. Об успехах дочерей рассказывала с радостью: старшая Олечка в выпускном классе, идет на «золотую медаль», окончила музыкальную школу. Надюша в восьмом учится без троек, изучает сольфеджио, поет — у нее красивый голос. Оля учит ее рисовать и успешно — Надюше очень нравится, а младшенькая Яна не отстает от старших сестер.

Радость улетучилась, когда заговорили о том, что произошло за те годы, которые не виделись. Два года, пока «возрождали» Надю, времени оформлять документы на опекунство не было. Но когда все же занялись этим вопросом, начался, по словам Елены, настоящий кошмар: бумаг требовалось невероятное количество, каждая делается по месяцу и дольше, денег на поездку в Прилуки, где нужно было обойти все инстанции, нет, еле пережила визит в село Ладан к Надиному отцу, которого застала в пьяном угаре. Наконец, дождались окончания суда, но документы не могли получить еще три месяца, пока не дозвонилась прокурору. После этого на Надюшу стали выплачивать пенсию 74 грн., а с начала этого года — 318 грн.

Девочки растут — кормить, одевать, обучать нужно… Младшая Яна иногда просит купить хоть что-то новое — она всегда все донашивает за старшими. Вот и дров, которые закупили, до конца зимы не хватит.

А как же помощь от сельрады или районной администрации?

Когда был проект, была и помощь. Прошел год и все закончилось. С тех пор никто ни разу не позвонил и не вспомнил. Сама же Елена никуда не ходит и ничего не просит. Говорит, после всех мытарств с опекунством, устала от кабинетов и бумаг и вообще не знает к кому обращаться.

И все же, районная администрация не забыла о семье Бабий… — их подписали на районную газету «Слово»!

«А как же «дело»? — спрашиваю в районной социальной службе. Неужели в этом селе много таких семей, неужели в сельраде не найдется охапки дров, горсти семян и доброго слова? Просто как-то забыли, как-то упустили… Понимаю — район большой, экологически проблемный, неблагополучных семей —293, в них воспитывается 583 ребенка, детей-сирот — 221. Здесь и самый высокий показатель по Киевской области по созданию приемных семей, что само по себе непросто. Ведь с этими родителями надо работать, готовить к ответственному вопросу воспитания приемного ребенка.

А вот, семью Бабий никто не готовил, они просто готовы. Как сказала Елена, если бы хоть немного было легче материально, взяла бы на воспитание мальчика-сироту, за которым сейчас ухаживает в больнице, и которого уже очень полюбила.


КОММЕНТАРИЙ

Что за последнее время власти сделали для детей-сирот и что планируют сделать? С этим вопросом «День» обратился к министру по делам семьи, молодежи и спорта Юрию ПАВЛЕНКО:

— Приоритеты нашей политики совершенно очевидны и четко определены Указом Президента «Про першочергові заходи щодо захисту прав дитини в Україні». Эта проблема сегодня стоит очень остро и по своим масштабам, и по своим последствиям. До недавнего времени огромный пласт накопившихся проблем вообще имел «скрытую» форму. Его просто было очень удобно не замечать.

В результате нарушений прав ребенка, его социальной незащищенности десятки, тысячи детей оказались вне общества, отброшенными им, не нужными ни обществу, ни государству. И это при том, что Украина была одной из первых стран, ратифицировавших в 1991 году Конвенцию ООН о правах ребенка. Потом закрепила эти права Конституцией страны и принимала ежегодно множество законов с целью обеспечения защиты этих прав. Между тем социальное сиротство и беспризорность катастрофическими темпами возрастало — за десять лет на 60%.

Государственный механизм защиты прав детей, системы опеки и попечительства — не срабатывал. Но если ребенок не защищен своим государством, о чем можно еще говорить? Ведь это индикатор состояния общества и его потенциала, как нации. Для ребенка, лишенного семьи, государство — и отец, и мать. И, соответственно, как он развит, какие у него перспективы в жизни, такое и государство.

Поэтому наши первоочередные действия направлены на защиту прав самой уязвимой категории детей — детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки. Эту работу мы начали со сбора полной, объективной информации. Таким образом стало возможным определить весь объем проблем. Была проделана огромная работа по изучению и анализу причин, порождающих весь спектр негативных явлений. И только после этого началась разработка и определение механизмов решения существующих проблем. Параллельно с этим мы тщательно изучали опыт зарубежных стран, где этот процесс уже успешно пройден, переосмысливали его с учетом украинской специфики. Мы очень хорошо осознаем степень своей ответственности, равно как и то, насколько дети зависимы от общества взрослых людей. Ведь они не имеют контроля над собственной жизнью. Сегодня наши усилия, прежде всего, направлены на гуманизацию воспитания детей-сирот. Приоритет семейных форм их воспитания определен Министерством как незыблемый. В этом смысле предстоящая реформа системы опеки и попечительства стала уже назревшей и крайне необходимой. Кроме этого, предстоит провести реформу системы интернатов, которая не имеет права на существование в том виде, в котором пребывает сейчас. Государство также готово всячески поддерживать и развивать все формы семейного воспитания: приемные семьи, детские дома семейного типа, национальное усыновление. Работа с кризисными семьями будет тоже проводиться беспрерывно — это шанс сохранить для ребенка родную семью.

Следующий наш шаг будет направлен на работу с многодетными семьями, затем на вопросы отношений внутри семьи. Ведь существуют такие негативные явления как насилие в семье, унижение детей. Есть вопросы и по урегулированию отношений между ребенком и государством, что позволит решить проблемы детских садиков, школ, кружков внешкольной работы и спортивных секций, то есть тех учреждений, которые обеспечивают полноценное развитие детей. И так шаг за шагом, согласно Конвенции по правам ребенка.



Данная статья принадлежит к категориям:
     О сиротах    Усыновление    Опека / попечительство    



  Контактная информация