Детские дома и интернаты Запорожья

Украинские сироты гостят в американских семьях, но их усыновление - под вопросом

Статья в газете "Нью-Йорк Таймс" о девочке из запорожского интерната, побывавшей в гостях в американской семье

Автор: Джейн Гросс (перевод с английского Сергея Разумова для сайта www.deti.zp.ua), Нью-Йорк Таймс
Опубликовано: 2007-04-02 07-00-00  Просмотров: 7203



Марино и Дебби Прозо встретились с этой девочкой в рамках программы ознакомления с украинскими детьми, усыновление которых возможно из-за рубежа

Во время двухнедельного пребывания семилетнего ребенка из Украины в семье Марино и Дэбби Прозо, завораживающий переполох царил в их доме. Но несмотря на радость, которую обрели и чета Прозо, и семилетняя украинская девочка-сирота, возможно, они никогда не будут вместе.

Марино и Дебби Прозо встретились с этой девочкой в рамках программы ознакомления с украинскими детьми, усыновление которых возможно из-за рубежа. И, пока чета Прозо впервые купала Алену Малевану в джакузи, учила пользоваться пультом дистанционного управления и покупала ей розовое вельветовое платьице, отделанное кроличьим мехом, украинская система усыновления, исполнилась хаоса еще больше, чем до того. Директор Украинского Департамента Усыновления ушел в отставку, оставив в неопределенности судьбу 90 000 сирот, так как новый процесс усыновления требует от иностранных семей быстрого дооформления документов, которые подтверждали бы их благонадежность.

Преуспевающие семьи тревожно просматривали сайт Госдепартамента и сводки новостей из Киевского посольства в поисках разъяснения слухов и уточнения новых правил.



Как семейство Прозо встретились с Аленой.

Программы гостевого режима для детей (как та, которая привела Алену в американскую семью на это Рождество) предназначены для знакомства в основном со старшими детьми, которые проживают преимущественно в странах бывшего СССР. Подобные программы были определены экспертами по усыновлению как эффективное средство ознакомления с теми детьми, усыновление которых, для восьми из десяти семей, невозможно без судебной волокиты. В огромном неурегулированном мире международных усыновлений, эти программы часто приводят к счастливому финалу, однако иногда заканчиваются весьма болезненно. Украинская и российские стороны зачастую помещают труднопроходимые помехи на пути родителей, которые желают усыновить ребенка; среди таких помех -- недостоверная информация про состояние здоровья детей и даже про их наличие. Многие семьи могут быть вовлечены в сражение за одного и того же ребенка. Сами же дети прекрасно понимают, что они вовлечены в некий отбор для индустрии, называемой "семья навсегда". Как и в любой индустрии, здесь существует укоренившаяся система вознаграждений -- принимающих форму наличных денег или же некоторых подарков для посредников того или иного уровня, судей и всех других, кто задействован в управлении сложным механизмом усыновления детей в страны заморские.

Все меньше сирот усыновляются из-за океана

Условия в обеих странах стали настолько нестабильными, что некоторые агентства приостановили гостевые программы, и развернули дебаты о соответствии вознаграждения тому риску, который они несут. Неужели многие успешные истории созданы лишь для того, чтобы разбивать сердца, когда усыновление обращается лишь мечтой?

Чета Прозо уже была обманута прежде, когда посредник показал им фотографию ребенка, который на самом деле был недоступен для гостевого режима, так что их отношение к происходящему перешло в "состояние агрессивной защиты", прежде чем Алена все-таки приехала в декабре. "Мы не разрешим этому ребенку называть нас "мама" или "папа", ведь это не так", - говорил мистер Прозо. Но визит Алены начался именно с того, что запрыгнула ему на руки и назвала его "папой". "Что же теперь, -- подумал м-р Прозо, чувствуя, как земля уходит из-под его ног. -- Что же теперь..."

Довольно сильным затруднением для агентств в Соединенных Штатах является возможность сбалансировать оптимизм и пессимизм, когда появляется надежда на успешное усыновление. "В идеальном мире нам не приходилось бы действовать подобным образом," - пояснил Адам Пертман, исполнительный директор исследовательской организации Эвана Б. Доналдсона, которая занимается проблемами усыновления, - "но лучшего решения нами пока не найдено".

Плата за двухнедельный гостевой визит, организованный агентствами по усыновлению или гуманитарными организациями, составляет 2 500 американских долларов за ребенка. В эту сумму включается цена поездки, сопроводитель-переводчик и весьма ощутимое пожертвование детскому дому, откуда был взят ребенок (последующее же усыновление будет стоить порядка 25 000 долларов). Часто имеет место ситуация, когда официальный отказ, который дается директорами гостевой программы в корне отличается от заверений, которые эти же директора дают неофициально. Frontier Horizon, гуманитарное агентство, которое только за последний месяц привезло в Соединенные Штаты около 50 детдомовцев, среди которых была и Алена, однозначно утверждает в своих опубликованных отчетах, что на самом деле гостевая программа является больше «программой путешествий, нежели программой усыновления».
В то же время, по словам Винсента Росини, президента этой организации, с 2000 года его группе удалось интегрировать в американское общество около 300 воспитанников украинских детских домов, и лишь 5 семьям не удалось усыновить детей, которых они желали. Из ста детей, которые недавно проходили по программе Frontier Horizon, все были удачно усыновлены," -- добавляет м-р Росини и продолжает: -- Высоки ли шансы, что усыновление будет успешным? Да. Существует ли гарантия? Нет".

Специалисты по усыновлению по обеим сторонам дебатов о гостевых программах, все же сходятся в мнении, что дети, которые знают о своем статусе "отбора для усыновления" и семьи, которые пытаются усыновить таких детей, очень быстро привязываются друг к другу.

"Ожидания ребенка сразу же начинают расти, он не обращает внимания на те оговорки, которые вы делаете, - сказала Джудди Стигер, управляющая программой интернационального усыновления агентства Cradle, Эванстон, - а родители становятся намного более эмоционально вовлечены в происходящее, нежели они предполагали ранее... Потому что как только в ваших руках оказывается некий "определенный" ребенок, все ваше тело чувствует его, отвечает его импульсам и раз и навсегда запоминает их. Вы быстро понимаете, что ребенок стал "вашим". Однако, в странах, подобных Украине, возможно многое, но только не построение реалистичных планов. Власти, которые занимаются усыновлением настаивают, что иностранные семьи не могут делать запрос на гостевой режим для детей, которые уже приезжали к ним раньше, но должны ехать в Киев по приглашению, искать своего ребенка среди многих фотографий, а потом еще и ездить в детский дом, чтобы осмотреть всех других детей, которые будут предложены им. Агентство по усыновлению Cradle, равно как и агентство Maine (которое в 2004 прекратило гостевые программы с российской стороной), известны своими обширными связями в странах бывшего СССР; они поведали нам о случаях, когда отчаявшиеся семьи нанимают их, как специалистов по решению весьма сложных вопросов, перед которыми пасуют другие агентства -- когда оказывается, что дети приехали за океан только чтобы узнать о невозможности быть усыновленными.

В MAPS, Бести Бьюси, директор интернационального агентства отметила, что "в настоящий момент ситуация меняется быстрее, чем когда-либо на моей памяти". Она процитировала строгие положения законодательства, касающиеся усыновления, которые были введены в Китае в прошлом месяце; положения эти значительно усложняют процессы усыновления внутри страны, которая раньше считалась "сверхнадежной" по причине эффективной исполнительной системы и прекрасного здоровья новорожденных. Нестабильность в данных странах, а особенно -- приостановление нескольких гостевых программ российской и украинской сторонами, способствовали существенному спаду во всей американской сфере интернациональных усыновлений -- так утверждает Томас ДиФилиппо, президент Объединенного Совета Службы по делам детей-нерезидентов. Наибольшего уровня показатели активности этой Службы достигли в 2004 году, когда 22 884 визы были выданы детям-сиротам в процессе оформления опеки над ними -- что более, чем в три раза превышает уровень 1990 года. В 2006 году уровень выданных виз упал до 20 697 единиц. За этот двухгодичный период времени количество виз, выданных детям из Украины упало с 723 до 460. Количество российских виз, так же упало с 5 865 до 3 706.

В ходе многочисленных проверок, такие семьи, как чета Прозо могут быть легко отнесены к категории негодяев, в то время, как к самим агентствам, которые занимаются международным усыновлением, не прилагается требование прохождения аккредитации. Конечно, положение изменится, если Соединенные Штаты ратифицируют соглашение, способное урегулировать процессы международного усыновления (ратификация должна состояться в этом году). По общим отзывам, в США был выявлен лишь одно агентство, которое занималось мошенничеством в сфере международного усыновления, оно функционировало в 2005 году -- агентство "Yunona"("Юнона") г.Напа, Калифорния.

Агентство "Юнона" обмануло как минимум 100 родителей, желающих усыновить ребенка, на сумму более, чем 1 миллион 100 тысяч долларов. Служащие агентства размещали на своем веб-сайте фотографии русских и украинских детей, брали от заинтересовавшихся семей деньги за оплату своих услуг, а по истечении некоторого времени говорили, что дети для усыновления были уже недоступны.

Чета Прозо так же выбрала ребенка на веб-сайте "Юноны", но они не успели заплатить взнос, когда самостоятельно выяснили, что девочку усыновить было невозможно.

Президенту "Юноны", Ивану Жердееву выдвинуто обвинение согласно нормам гражданского права, и предъявлен иск на сумму 386 тыс. долларов. Как полагают власти, после того, как в декабре 2005 состоялся полицейский рейд на его офис и началось судебное преследование, Иван Жердев сбежал в Россию. Дело "Юноны", которая не занималась гостевыми программами, подтолкнуло власти Калифорнии к введению самых строгих нормативно-правовых актов, которые должны урегулировать взаимоотношения в сфере усыновления (введение данных актов состоялось 1 января). В жалобе, поданной Лаурой Бланко на "Adopt-A-Miracle", Колорадо, говорится, что она выбрала ребенка на веб-сайте агентства, однако затем сумела узнать, что ребенок уже был усыновлен. Но, не смотря на это, работники агентства продолжали уверять ее, что если она поедет в Киев, то легко сможет найти примерно такого же ребенка. Жалоба Лауры Бланко рассматривается на высшем уровне в Денверском Бюро по решению бизнес-разногласий. Мисис Бланко обосновывает свои претензии тем, что совершила две поездки на Украину лишь, чтобы узнать: здоровых детей ей не могли предложить для усыновления вообще.

Отвечая на запрос бюро, исполнительный директор Шарлотта Аллен описала претензии, выдвинутые против агентства, как "завышенные до небес", потому что самая простая информация о состоянии ребенка или его месторасположении зачастую бывает недоступна. "Это может показаться невероятным, но на самом деле, все обстоит именно так". Файа Фромм, тринадцати лет от роду, только что из Сибири, достаточно хорошо знает, как надежды и ожидания могут быть разбиты в дребезги детдомовской системой. Дважды ей говорили: "Мы отправляем тебя в Американскую семью, которая, возможно, захочет усыновить тебя". В первый раз ее не выбрали для гостевой поездки. Во второй раз ее направили к 56-летней Линде Фромм, Ridgewood, N.J., у которой было трое своих взрослых детей от раннего брака.

Когда летняя гостевая программа закончилась, миссис Фромм всячески пыталась сказать Файе, что не забудет ее, обещала "прилететь, как летают птицы, или приплыть, как плавают рыбы, лишь чтоб навестить ее". И миссис Фромм сдержала свое обещание, хотя у нее заняло девять месяцев, чтобы привести свое досье в соответствие с требованиями; ей так же потребовалось заложить свой дом, чтобы оплатить усыновление Файи в 2003 году. На протяжении всего этого времени миссис Фромм не могла дозвониться до приюта, но посылала Файе письма и фотоальбомы с пятидолларовыми бумажками, вложенными между страницами. Для девочки это был долгий период неопределенности и ожиданий. За это время так же и итальянская семья приезжала посмотреть на нее... девочка понравилась итальянцам и они сказали, что вернутся на следующий день. Файю освободили от школы, одели в лучшее платье и привели в кабинет директора, однако семья итальянцев так и не возвратилась. Власти Сибири в то время всячески пытались стимулировать иностранные семьи к усыновлению детей после первого же визита... Ситуация кардинально отличается от той, которая сложилась сейчас с Украиной. По настоятельной просьбе Файи, миссис Фромм пригласила в гости на каникулы Иру и Ольгу Чурковых, девятилетних близняшек -- чтобы помочь девочкам пережить довольно сложное время перед усыновлением. Именно Файя рассказала девочкам о планах своей приемной матери: "Она возьмет вас в гости следующим летом... А потом мама удочерит вас".

Однако, на полпути к исполнению своего желания, миссис Фром была ошарашена новостью, что Ольгу и Иру было невозможно удочерить по весьма формальной причине: их мать была убита, но свидетельство о смерти отсутствовало, что не давало девочкам получить статус сирот. Мистер Росини не переубеждал миссис Фромм в общепринятом значении этого слова, и не говорил, что использует свои рычаги давления, но мимо ходом упомянул, что директор детдома недавно просил новое пальто.

Такие требования по словам мистера Росини -- явление обыденное. Директриса одного детского дома даже угрожала ему аннулировать все гостевые программы, если он не поможет раздобыть денег на новую клинику. Семья, участвующая в программе Frontier Horizon и сделавшая взнос в размере 25 000 долларов, была лишь занесена в список семей, стоящих на очереди.

"Такие семьи могут с удивлением столкнуться с вопросом директора детского дома о 400 долларах на новую машинку для резки мяса, - рассказал мистер Росини, - или же посредник поведает им информацию о том, что две недели бумажной работы могли бы быть ужаты им в два дня, если б у него только был факс.

"Мы привыкли к этому," -- сказал мистер Росини.

Дети сходят с трапа самолета с узелками постельного белья за спиной и небольшими ранцами. Некоторые, ветераны гостевых программ, которые все же так и не были избраны для усыновления, так же приезжают -- беззащитные перед реальностью, как и все другие.

Двенадцатилетняя Леся Отия оставалась совсем чужой для 49-летней Дженни Филалти, г.Эйвон, Коннектикут, почти до того самого момента, как пришло время уезжать. Но в машине, по дороге в аэропорт, перед глазами девочки промелькнуло все то внимание, которым она была окружена; Лесе вспомнилось, как ей прокалывали уши, как покупали ее первый бюстгальтер, а лыжная эмблемам на куртке напомнила про неделю, которую они провели в Вермонте... и девочка уткнулась лицом в колени миссис Филатти, безутешно рыдая. Обещания, что Леся обязательно приедет еще раз по гостевой программе следующим летом, которые дала миссис Филлати, были бессильны что-то изменить. Когда же пришло время пройти через терминал аэропорта, Леся с отчаянием выкрикнула немногие из слов, которые успела выучить по-английски: "Нет! Нет! Еще немножко!"

Разные прощания отличаются, как отличаются и разные люди. Возвращаясь к Алене Малеваной, следует отметить, что это был ее первый гостевой визит, и, не имея горького опыта разочарований, она вела себя очень спокойно -- тихо стоящая в стороне, одетая в джинсы, подаренные ей на Рождество и ковбойские сапожки. Миссис Прозо, в тот день намеренно не использовала макияжа; она лишь поцеловала девочку и прошептала: "Я люблю тебя". Они с мужем понимали, о скольком им придется поговорить по возвращению домой.

Чете Прозо -- 53-летнему инженеру и 48-летней работнице библиотеки, весьма в зрелом возрасте пришлось пересмотреть принятое некогда решение не заводить детей, хотя они знали, что Алены может не оказаться в списке детей, доступных для усыновления, и понимали, что другая семья может перехватить ее, пока они будут оформлять необходимое для усыновления досье. И все же, они поклялись друг другу, что раз и навсегда разобрались с тем, что понять раньше не могли, и что никакие "неравные шансы" не будут иметь для них значения. "Все это было две недели назад, -- сказал мистер Прозо после того, как Алена возвратилась в захолустное Запорожье. -- Теперь это -- совершенно другая история. Я люблю этого ребенка".

Сами собой появились первые наброски плана. Чета Прозо поступит по всем правилам украинского законодательства и приедет на Украину, чтобы ознакомиться с данными всех дей, которые будут им предложены. И только после этого, сделав все, что от них будет требоваться, чета Прозо будет умолять власти отдать им для усыновления именно Алену. "И когда я окажусь лицом-к-лицу с человеком, от которого будет зависеть решение, -- сказал мистер Прозо, -- я скажу ему просто -- сэр, неужели Вы не понимаете всего этого?"

Пока же, мистер Прозо сделал денежное пожертвование на нужды благотворительности в Запорожье, его деньги вместе с другими, были направлены на приобретение медицинского оборудования для больницы. Может, это даст мистеру Прозо какие-то дополнительные шансы. "А если нет, -- улыбнулся он, -- то хоть немного улучшится медицинское обслуживание для всеми забытых сирот".

Комментарии автора сайта www.deti.zp.ua:
Эта статья в таком влиятельном издании как "Нью-Йорк Таймс" наделала немало шума в Украине. Некоторые директора детдомов и интернатов хотели даже полностью отказаться от зарубежных гостевых программ. Несомненно, многие факты насчёт корыстолюбивости директоров украинских детдомов - сильно преувеличены. Во время своего приезда на Украину в январе 2007 я лично был свидетелем того, как президент Frontier Horizon Винсент Россини при встрече с директором запорожского интерната №3 публично извинился за факты, изложенные в статье. Винсент сказал, что журналисты его "неправильно поняли, взятки за разрешение гостевых программ для сирот украинские директора интернатов не просили".
Насчёт 3-го запорожского интерната могу с уверенностью сказать - при посещении сего заведения иностранцами никто не ставит никаких условий, и в честности директора интерната Екатерины Павловны мы не сомневаемся. В общем, конфликт вроде бы улажен, и мы надеемся, что со временем как международное, так и внутреннее усыновление на Украине станет прозрачным, и интересы ребёнка будут учитываться прежде всего.
Альберт Павлов, координатор сайта www.deti.zp.ua

P.S.:
В январе 2008 Марино и Дебора удочерили Алёну, дали ей новое имя Алиса (так привычнее для американского слуха). Спустя 3 месяца, по словам новых родителей, девочка хорошо адаптируется к новой жизни, ходит во второй класс американской школы, каждый выходной общается по телефону со своим братом, который пожелал остаться на Украине. Марино и Дебора счастливы, что судьба подарила им возможность быть любящими родителями, они души не чают в своей дочери.




  Контактная информация