Детские дома и интернаты Запорожья

Прямая линия в газете "МИГ" с координатором сайта www.deti.zp.ua

Альберт Павлов, координатор сайта www.deti.zp.ua и директор фонда "Счастливый ребёнок" ответил на вопросы журналистов и читателей газеты

Автор: Елена Ахинько, Газета "МИГ"
Опубликовано: 2009-12-22 19-00-00  Просмотров: 4263




– Альберт, как создавался фонд «Счастливый ребенок»? Вы получили грант от зарубежных спонсоров?

– Нет, мы по грантам не специалисты. Каждого из нас в фонд привели свои причины, зачастую тяжелая болезнь или смерть близких. Так произошло и со мной. И со временем, после переосмысления произошедшего, захотелось что-то делать, кроме зарабатывания денег. Два года это было чистое волонтерство, развитие сайта deti.zp.ua. Потом произошли некоторые события в жизни. И последние три года фонд «Счастливый ребенок» стал моим основным местом работы.

– Как вы контролируете, чтобы денежная помощь шла именно на лечение детей?

– Сейчас у нас более строгая, чем раньше, система отчетности. Да, мы стараемся помочь всем детям с тяжелыми заболеваниями. Но родители пишут заявления, что они обязуются отчитываться обо всех финансовых поступлениях и расходах. И тратить деньги – только на лечение ребенка традиционными методами. Но это может быть и усиленное питание, если оно необходимо.

– Вот вы упомянули, что требуете от родителей, чтобы детей лечили только традиционными методами...

– В наш адрес поступали угрозы от тех, кто занимается нетрадиционной медициной и в своей рекламе в СМИ говорит о том, что может вылечить рак и другие тяжелые заболевания, при этом зарабатывая на горе людей десятки тысяч гривен в день. Мы на своем сайте рассказываем об этом.

– Часто ли вы сталкиваетесь с мошенниками?

– Я бы не сказал, что это мошенники, но так бывает, что люди получают неплохие деньги из разных источников, потом приходят к нам. Мы проверяем все документы и выясняется, что ребенку еще даже не установлен диагноз или опухоль доброкачественная. Иногда сталкиваемся с некорректным поведением родителей. Деньги поступают на счет и если их больше, чем необходимо, их не отдают.

– Кому из ваших подопечных сейчас нужна оперативная помощь?

Тяжелобольных детей, которые находятся на грани, очень много. Но мы не врачи, мы можем помочь только финансово. Тяжелейшее финансовое положение у двоих – Игоря Команова (нужна пересадка костного мозга; надо дособрать еще 14 тысяч евро) и Захара Балыма (у него второй рецидив лейкоза; нужна операция в Израиле и полная сумма – 140 тысяч долларов).

– Это огромные суммы, которые невозможно даже представить обычной семье. И что делать, ведь беда может прийти к каждому?

– Должны быть резервные фонды в бюджетах разных уровней на эти цели. Например, сейчас Захару необходимо для поиска донора шесть тысяч долларов. Когда он будет найден, появится какая-то передышка для сбора денег. Но ведь этих шести тысяч нет!

– Но ведь на медицину выделяются деньги!

– Более того, выделяются деньги на оплату операций за рубежом. Но эта информация закрыта и никто не может ее получить. Как рассказывали киевские волонтеры, они были в Минздраве, чтобы узнать, кто стоит в очереди на проведение операций, но им отказали в информации. Но у этих детей нет шансов на лечение в Украине! Второй момент – сумма на такие операции выделяется мизерная. Для сравнения – на содержание аппарата президента в год выделяется один миллиард гривен, а на нашу детскую областную больницу выделяют мизерное суммы, которых не хватает для полноценной рекон-струкции. Больницу разрушили, а теперь не знают, что дальше делать.

– А какие есть вести о «Больнице будущего», на которую собирали деньги всем миром? Есть шансы, что она будет когда-то построена?

– Идея создания «Больницы будущего» хорошая. Я постоянно захожу на сайт, там есть еженедельные отчеты о том, что делается, но когда это будет? Когда к нам в 2006 году приезжала Екатерина Ющенко, которая курирует вопрос создания больницы, я задавал вопрос: “Может быть, стоит нам сейчас залатать те дыры в детской онкологии, которые есть, а потом уже строить клинику?”

– Есть ли люди, которые делают пожертвования регулярно?

– У фонда нет учредителей, которые ежемесячно выделяют определенные суммы. Но есть люди, которые постоянно выделяют деньги. И так получается, если у них возникают трудности, появляются новые люди.

– Скажите, дают ли фонду деньги известные в Запорожье состоятельные персоны?

– Есть люди, которые делают это тихо, без огласки, но их имена не на слуху.

– Почему, по-вашему, люди жертвуют не в таких масштабах, как на Западе? Причина в отсутствии традиций, недоверии?

– Да, и мы это прекрасно понимаем и работаем над тем, чтобы работа нашего фонда была максимально прозрачной. Если вы зайдете на наш сайт, там есть вся отчетность о том, куда идут деньги. Тем, кто жертвует, мы даем возможность помочь именно тому, кому он хочет, а не давать деньги в «общую копилку». Но я хочу сказать, что изначально у нас было так, что, в основном, денежная помощь приходила из-за границы. Теперь ситуация изменилась, больше средств приходит от украинцев.

– В фонд приходят средства из-за границы. Как вас находят иностранцы?

– У нашего сайта есть хорошая английская версия. У нас работают волонтеры, которые переводят все статьи на ан- глийский. Эта информация доходит до Запада. За границей, в частности, в США, где 12 тысяч семей усыновили украинцев, очень мало информации об Украине на английском языке. Они хотят не просто оказать помощь подарками, а реально помочь детям-сиротам.

– Ваш фонд ведь тоже начинал с помощи детям, которые находятся в интернатах.

– Да. Но за эти годы изменился подход, стараемся «копать» до сути проблемы. В интернате в месяц на одного ребенка выделяется от двух с половиной тысяч гривен. Когда ребенка забирают в семью, выделяют полторы тысячи гривен на его содержание. И эта семья не просит подарков, памперсы и т.д. Получается, что система интернатов неэффективна. Теперь, когда к нам приходят и говорят, давайте купим подарки, мы говорим, давайте лучше на эти деньги создадим рубрику «Ищу родителей». Будем эту информацию размещать везде. И устроим хотя бы половину здоровых детей в семьи. Но, к сожалению, пока это не удается.

– Чем еще можно помочь вашим подопечным, кроме денег?

– Сейчас, к примеру, в отделение травматологии областной детской больницы нужен телевизор для проведения операций. Но я бы советовал позвонить к нам в фонд. Мы подскажем, что лучше сделать.

– Близятся новогодние праздники. Какие акции вы планируете и что за помощь вам нужна?

– Мы планируем провести несколько акций в больницах и интернатах. Деньги на простые подарочки у нас есть. Но нам нужны помощники для проведения праздничных концертов. Цирковые студии, клоуны, танцоры, певцы – мы ждем вас. Ваши таланты помогут создать праздник для детей.

Подготовила
Елена Ахинько


Примечание от Альберта Павлова: к сожалению, в интервью удалось вместить лишь малую часть того, о чём шла речь в беседе с журналистами. Много говорилось о системе отчётности, о доверии к фонду, о том, как финансируются зарплаты сотрудников и служебные расходы фонда. Подробней об этом вы можете почитать в разделе «Вопросы и ответы» на нашем сайте



  Контактная информация


Для вас недорого утилизация оргтехники и оборудования по смешным ценам.