Детские дома и интернаты Запорожья

Маленькие старики, или Определяется ли полноценность человека наличием родителей

Автор делится своими впечатлениями от посещений интерната №3 г. Запорожья. Хочу заметить, что в статье Ольги имеется ряд неточностей. Например, куртки детям выдают чаще, где-то раз в год. Просто многие дети не умеют следить за собой, а у воспитателей нет сил либо желания научить детей аккуратности. Под женщиной-завучем подразумевается старшая воспитательница и так далее. Тем не менее, в статье делается довольно смелая попытка приоткрыть внутренний мир школы-интерната, отбросив существующие в нашем обществе стереотипы.

Автор: Ольга Клюева, Запорожье, 
Опубликовано: 2006-01-31  Просмотров: 6711


В этом заведении не видят разницы между детским лагерем летнего отдыха и "дуркой"; подписывать заявления о передаче ответственности за детей другим категорически отказываются, ограничиваясь словесными договоренностями; а те из воспитателей, кто собирается увольняться, для пущей собственной безопасности, лишают детей-сирот единственной радости - провести выходные в нормальной семье, где их любят и понимают, где о них заботятся, как о своих детях. Это - интернат №3 на Кичкасе.

Вообще, далеко не все выдерживают атмосферу интерната. А воспитатели, которые собрались увольняться, боятся лишних хлопот, как прилежные зэки, отсиживающие последние часы перед свободой. Да и само заведение ну уж очень напоминает тюрьму: решетки на окнах, высокая ограда территории, строгий режим. Даже "жизнь по понятиям" здесь процветает. Шмотки дети зарабатывают, например, разгрузкой вагонов с "гуманитаркой", которая вполне может сгнить, так и не принеся подразумеваемой помощи. Деньги (кроме 20 грн. в месяц) зарабатывают на свалке, собирая металлолом, просят у спонсоров в интернет-анкетах, требуют у друзей, "прихожан" и любимых. Это то место, где слово "люблю" приобретает более весомый смысл с каждой дополнительно предоставленной гривной.

Здесь - люди без рода и племени. Не потому, что они - никто, а потому, что одни потеряли родителей, а от других родители отказались. И если раньше манкуртов (людей, которые теряли память и человеческое обличье) "выращивали" специально посредством одевания на бритую голову человека шейной части шкуры верблюда, то сегодня процедура заметно упростилась. От детей просто избавляются, как кукушки от своих яиц. А интернаты, как известно (даже самые лучшие) - семью заменить не в силах.

Процветают в интернатах кражи. Причем, интересно, что концов не сыщешь. Любят хвастаться находками, в том числе и крадеными. Происходит это действие во время прогулок на улице. Идет себе группа подростков, и вдруг кто-то что-то находит. Находящий практически никогда не бывает случайным. Существуют предварительные договоренности, по которым один незаметно роняет, а другой находит. Просто дарить что-то кому-то считается у детей зазорным.

Кормят в интернате неплохо. Не все наедаются, но детям пытаются дать сбалансированное питание. Больше всего любят дети канун Нового Года, когда конфет столько, что их даже отдают воспитателям.

Достаточное внимание уделяется общему развитию детей. Вечерами в игровой приятно светится голубой экран, по которому дети знакомятся с новинками отечественного и зарубежного кинематографа.

Существует сайт детских домов Запорожья, но там все выглядит почти радужно. Яркие краски лета скрывают убогую одежду мальцов. Действительность же немного иная. Например, курточки детям выдаются один раз в три года, и если у тебя ее стащили - пеняй на себя. Если ребенку не подходит размер обуви - извини, интернат ничем помочь не может.

Больше всего недостаток родительского тепла и ласки ощущают мальчики. К воспитателям прижаться многие из них боятся, а вот "тети со стороны" завоевывают доверие значительно быстрее. Большей частью, мне кажется, это происходит потому, что, посетив интернат однажды, далеко не каждый находит в себе силы вернуться туда хотя бы во второй раз. Невзирая на кажущуюся бесшабашность и балованность мальчиков, их характеру можно позавидовать. Да, они несколько более практичны, чем их сверстники, немного романтичней, и не так непослушны, как кажется. Небрежность в отношениях у них вызвана все тем же отсутствием обычной родительской любви, а за маской безразличия скрывается чуткое мальчишечье сердце. Удивительно, но многие из них о женитьбе только мечтают и отнюдь не воспринимают ее как что-то реальное и достижимое. Скорее, они со страхом думают о том дне, когда будут вынуждены покинуть привычный интернат и жить самостоятельно.

Да, интернат, может быть, и не особо стоит на страже социальных интересов этой босоногой братии, но в то же время у детей есть постоянная крыша над головой, где их накормят, как смогут, и согреют по возможности.

Круг развлечений в интернате невелик: питарды, купленные на найденные копейки; дешевые колечки, заколочки; подготовка к занятиям; уроки работы на компьютере; катание на велосипеде; посещение близлежащего рынка; прогулки назеленых лужайках и в "городках"; походы в кино и мечты о доме.

Поскольку девочки в силу своего материнского инстинкта (выжить любой ценой и заботиться о детях и о младших) то ли легче переносят боль одиночества, то ли более тщательно ее скрывают, - в интернате, в принципе, царит матриархат. Воспитательницами являются женщины, как и большинство студентов, приходящих работать с детьми. Игры, даже несмотря на холодное время года, - в основном, связанные с бегом, с движением. Даже "прятки" часто перерастают в регламентированный марафон, обязательно с четким и ясным концом. Кстати, в остальном отличие интернатовских детей от обычных школьников почти неуловимы. Мальчики так же пакостят девочкам с тайной надеждой, что их обнимут или поцелуют, или, на крайний случай, коснутся своей рукою их руки; девочки гоняются за мальчиками с мотивацией отомстить, а на самом деле в поисках естественной для человека ласки; вот только жаль, что эту компенсацию родительского тепла старшие не всегда оценивают адекватно. Например, врачей редко интересуют другие вопросы, кроме полового: сексуальная жизнь подростков вызывает какой-то прямо таки нездоровый интерес медицинского персонала и воспитателей в возрасте. Детей "достают" странными вопросами, допытываясь: не наркоман ли ребенок случайно, не проститутка, не голубой? И подозрительно щурят при этом глаза. Если ребенку что-то нравится, у него непременно начинают выяснять, почему именно это, а не что-либо другое. Как будто бы отсутствие родителей влияет на социальную ценность человека! Дети запуганы до безобразия. Говоря что-то наподобие "мне нравится запах краски (бензина, извести, резины)", дети осмотрительно добавляют: "но я не наркоман/ка и не токсикоман/ка".

Нормальным, полноценным детям почему-то внушили, что они не такие, как все. Что они "конченые", "дебильные", "идиоты", - кто угодно, но только не обычные члены общества. К психологическим травмам этих юных созданий добавляют еще массу комплексов, от которых избавиться впоследствии будет очень сложно.

Существует и возрастная проблема. Среди воспитателей - люди, которым эта работа не по душе, либо те, которые работают здесь вынужденно. Зарплата средняя, выше зарплаты секретарши в обычной организации. Все что требуется от работника - любовь к детям, знание элементарных психологических подходов, харизма и "своизм", умение легко приспосабливаться к ситуации и быстро находить правильное решение сложных вопросов. К сожалению, люди в возрасте, имеющие к своим годам совершенно специфический взгляд на вещи, не в состоянии до конца понять душу подростка, и любое проявление качеств, свойственное детям в их возрасте, - они считают посягательством: на их авторитет, на моральные права, на честь, на древнейшие устои общества, на поведение и на саму жизнь. Есть, правда, у детей и любимые преподаватели и воспитатели. Например, без ума они от завуча интерната - мудрой молодой женщины, переживающей тяжелые времена вместе со своими воспитанниками. От других "добрых душ", понимающих важность хотя бы кратковременного пребывания ребенка в семейном кругу (пускай и чужом!), важность общения "на равных", важность взаимного уважения и соответствующего отношения между индивидуумами.

Для того, чтобы объяснить детям очевидные вещи (например, то, что они - такие же, как все; не лучше и не хуже), - приходится приводить массу примеров, в том числе и личных. Даже после этого нелегко заставить поверить ребенка в его "нормальность", "адекватность" и "соответствие". Я вообще не понимаю, кто дал право решать за ребенка, соответствует он определению "нормальный" или нет! Прямо как о соответствии каким-то сертификатам ISQ, замешанным на экологии! Но дети - это не машины! Это, хочу вам напомнить, будущее нашей с вами нации и ее настоящее! От того, как мы будем относиться к детям, зависит дальнейшая пропаганда моральных ценностей, развитие культуры, объем работы милиции и "скорой помощи"! А чего мы хотим от молодежи, если практически единственным наиболее сильным желанием ребенка является протест против вмешательства в его личную жизнь? Ребенок отказывается воспринимать старческий маразм "учителей-благодетелей" и восполнять их несбывшиеся мечты. И уж вполне закономерным я вижу на этом всем раздражающем фоне желание, например, убить бабушку или воспитательницу, защитить бездомное животное и накормить голодного младшего товарища!

Знаете, интернат воспитывает порой гораздо лучше (хотя и жестче), чем семья. Например, здесь, как нигде больше, все знают, кто среди них самый слабенький, и стараются его защищать. Но в то же время не превращают защиту в чрезмерную опеку: дети сами себя учат жизни. Обидели - дай сдачи; обижают кого-то - заступись; в то же время, каждому дается возможность понять, что в жизни гораздо больше моментов, когда рядом может просто никого не оказаться, и если ты сам себя не защитишь - помочь тебе будет некому.

Мне непонятно, почему работникам интерната не объясняют элементарнейших правил психологии: что больше воспринимается голос низкий и гортанный, он провоцирует возникновение доверия между общающимися сторонами; что высокий писклявый голос ничего, кроме раздражения, вызвать не может; что хорошее отношение к человеку должно определяться не по личностному принципу, а по объективным причинам; что детям нужно - помочь, а не усугубить их и без того недюжинное количество комплексов.

В интернате есть одна девочка, имени которой из этических соображений я не хочу называть. Доктора утверждают, что ребенок болен эпилепсией. Когда я поинтересовалась у девочки, считает ли она сама себя больной и в чем это проявляется, - ответ меня поразил. "Когда я нервничаю или очень переживаю, то тогда веду себя не так, как обычно. Я становлюсь или немного агрессивной и раздражительной, или безразличной; на меня может найти приступ беспричинного веселья или гомерического хохота; а затем я успокаиваюсь, и все идет своим чередом". Не знаю, как вы, но лично я не вижу в перечне симптомов НИЧЕГО несвойственного обычному, нормальному человеку! А ведь девочке старательно внушили, что она - эпилептик, и что на ее жизни смело можно ставить крест уже сейчас! Техникумы, колледжи и институты от нее отказались, и следовательно, высшее образование ей "не светит". Но почему же они умалчивают, что многие доктора наук стоят на рынках шмотья рядом с необразованными слесарями, электриками и преспокойненько себе торгуют. А для торговли, в частности, высшее образование - вовсе не обязательный пункт. И живут люди, как ни странно, без креста на жизни; воспитывают детей не глупее остальных и помогают своим стареньким родителям.

Интернат - это одно из тех немногих мест, где стыдно признаться, что у тебя есть родители. И не говорить нельзя, и обходишь тему десятой дорогой… а обходить сложно, потому что о чем не вспомни - всегда возникает образ матери или отца, дедушки или бабушки… Дети настолько мечтают о семье, что не допускают мысли о жизни людей "из-за той стороны решетки" не с родителями. "А с кем ты живешь? С родителями? Нет. Сама? Нет. А с кем?"…

Вот и поди реабилитируй "детей из неблагополучной семьи", будучи со всех сторон благополучным! И если бы не личные жизненные неурядицы, то даже не знаю, могла бы я стать чем-нибудь полезной этим маленьким эльфам, так нуждающимся в любви и понимании…



  Контактная информация