Детские дома и интернаты Запорожья

"Когда я вернулась из больницы, вся утыканная дренажами, трубочками, катетарами, мой приемный сын Сереженька прижался и ко мне и прошептал: "Мамочка, ты же не умрешь, правда?"

43-летняя Тамила, вместе с мужем воспитывавшая троих своих и шестерых приемных детей, попала в больницу с раковой опухолью

Автор: Дария Горская (Белая Церковь-Киев), Украинская газета "Факты"
Опубликовано: 2007-02-20 05-00-00  Просмотров: 6655  
Оставить комментарий




43-летняя Тамила, вместе с мужем воспитывавшая троих своих и шестерых приемных детей, попала в больницу с раковой опухолью.

Прийти в себя после тяжелейшей операции ей помогла семья. Едва став на ноги, женщина... взяла под опеку еще двоих детей

В городке Узин Белоцерковского района Киевской области в самом конце маленькой улочки стоит крепкий кирпичный двухэтажный дом. Во дворе в будке, на которой детской рукой коряво выведено оранжевой краской "Звоник", спит черная дворняжка - любимец семьи Вишняк.

Сказать, что это большая семья - ничего не сказать. Запомнить по именам всех обитателей мне удалось только к концу дня. Хотя все они, конечно, разные: папа Леня, мама Тамила и одиннадцать детей, самому взрослому из которых 22, а младшему - два годика. Трое старших мальчиков - родные сыновья супругов. Остальные дети появились в доме в разное время и при разных обстоятельствах.

"Мама и папа! Почему вы меня отсюда не забираете? Я же себя так хорошо вел!"

Тамила, как и ее муж, родилась и выросла на Киевщине. Только она воспитывалась вдвоем с сестрой, а у Лени росли еще восемь братиков и сестричек - мал мала меньше. Поэтому о жизни многодетных семей Леонтий знает не понаслышке. Однако о приемных детях супруги даже не помышляли: муж работал электромонтером, жена - сначала продавцом в магазине, потом - главным бухгалтером в сельсовете. Воспитывали троих сыновей - Колю, Максима и Витю. В 2001 году 39-летняя Тамила забеременела двойней. Неюный возраст плюс два несоразмерно больших плода в сумме дали тяжелейшее осложнение. У женщины открылось кровотечение, и врачам пришлось выбирать: либо роженица, либо младенцы. Спасти детей медикам не удалось.

- Рожать я уже не решилась бы, - говорит Тамила, высокая женщина с большими грустными глазами. - Да и возраст не позволял. А малыша очень хотелось. И я отправилась по детдомам, приютам, знакомилась с людьми, организовавшими дома семейного типа. Как-то раз в наш сельсовет попал 9-месячный мальчик Витя, которого забрали из неблагополучной семьи и направили в местный кризисный центр. Мне так запал в душу этот ребенок! Чуть не пришла домой с ним на руках.

Оформить над Витей опеку Вишнякам не удалось: мальчика забрала к себе родная бабушка. Но супруги уже приняли решение создать детский дом семейного типа и обратились в службу по делам несовершеннолетних. Леня с Тамилой стали ездить в Киев на курсы приемных родителей, занимались с психологами, перенимали опыт уже существующих подобных семей.

Первым приемным сыном, появившимся у супругов, был семилетний Сережа.

- Это было два года назад, - вспоминает Тамила. - Работники местного кризисного центра сказали нам: "Мальчик - чудо. Возьмите его хотя бы на выходные". У нас как раз шел ремонт. Сережка, разуваясь, сразу сделал замечание: "А почему это нет тумбочки для обуви, как в центре?" Мы его успокоили: скоро поклеят обои, тогда поставим вешалку и тумбочку. После выходных отвезли ребенка обратно и стали заканчивать ремонт. И вот Сережа там, в кризисном центре, выпросил у администрации конверт и написал нам письмо: "Мама и папа! Почему вы меня отсюда не забираете? Я же себя так хорошо вел!"

Леонтий привез Сергея в тот же день, забрав мальчика под расписку. Позднее Тамила выправила документы и оформила над ним опеку. Вскоре женщину вызвали в райгосадминистрацию и сообщили, что Сережина мама родила второго сына, Витеньку. Тамиле предложили взять его к себе, правда, предупредили: брать такое чадо рискованно. Младенец был слабеньким, в девять месяцев весил всего семь килограммов, вместо волосиков торчали клочки пушка. Говорили, что мать, больная венерической болезнью, передала заразу ребенку. Но Тамила не побоялась и забрала мальчика (как оказалось, совершенно здорового) из областного дома "Малютка".

- Я взяла его на руки, а малыш меня ручонками обхватил, прижался и уснул, - вспоминает женщина. - Действительно, он был совсем слабым, синюшным. Когда я принесла его домой, муж схватился за голову: "Кого ты привезла! Это не ребенок, а кусок синего мяса". Мне было с ним очень сложно. Никак не могла заставить себя помыть малыша, смазать. Он плакал - я тоже ревела, жалела себя. Думала: жила себе спокойно, могла бы приходить после работы, отдыхать, смотреть телевизор. Так нет, понадобился мне этот чужой ребенок! Но потом я так его полюбила, что уже никому не отдала бы. Когда появились претенденты на усыновление Вити, у меня дома были настоящие похороны. Решили с сыновьями стоять не на жизнь, а на смерть и силой отвоевать малыша. Слава Богу, это не понадобилось.

Хирурги удалили Тамиле женские органы и 15(!) килограммов опухоли

Год назад в январе семья Вишняк открыла дом семейного типа. Поскольку для такого статуса нужно иметь под опекой минимум пятерых детей, из кризисного центра сюда направили еще 14-летнего Богдана, 12-летнего Сашу и 11-летнюю Вику. Позже к ним попала трехлетняя Светочка.

Семья опекала уже шестерых приемных и воспитывала троих своих ребят, когда неожиданно случилось горе: Тамила попала в больницу. Ни с того ни с сего начались сильные боли в животе. Районные врачи направили женщину в Белоцерковскую онкобольницу, где у нее обнаружили кисту яичника. Операцию по иронии судьбы назначили на день рождения Тамилы.

- Я проснулась утром, рядом - муж, друзья с подарками. Пытаюсь узнать, как прошла операция, а все как воды в рот набрали. Только на следующий день я узнала, что меня... вообще не резали.

Оказалось, киста лопнула, и перед оперативным вмешательством женщине был необходим курс химиотерапии. Дорогостоящие уколы - по 1800 гривен каждый - ее организм не принимал.

- Не понимала, что происходит, - с содроганием вспоминает хозяйка дома. - У меня стало болеть сердце, а живот постоянно увеличивался. Я и до этого весила 125 килограммов, а тут совсем разнесло. Чувствовала себя на девятом месяце беременности, да еще и внутри вроде как ребенок шевелился. Мне объясняли, что это сохнет киста и так должно быть. Выпали все волосы, - женщина проводит рукой по едва отросшему "ежику" на макушке. - Начала неметь нога. В конце концов, я уже не могла сама дойти из спальни до туалета.

Операцию Тамиле провели в киевском онкодиспансере. Причем дату несколько раз переносили.

- Не верила, что выйду из больницы живой, - продолжает моя собеседница. - Меня переводили из одного отделения в другое, становилось все хуже. Я взмолилась: "Господи, если ты есть на свете, пусть меня завтра прооперируют!" Тут открываются двери, заходит анестезиолог и... забирает меня готовить к операции. Сейчас благодарю Бога и золотые руки онкохирурга Юрия Серафимовича Головко: этот человек спас мне жизнь.

Операция длилась более шести часов, хирурги удалили Тамиле женские органы и 15(!) килограммов опухоли. После операции женщина похудела на 50 килограммов.

Хотя сейчас ее состояние намного лучше, проблем со здоровьем у Тамилы хватает. Плохо работает левая почка, при малейшем холоде ей необходим катетер. Прямая кишка выведена наружу - прямо из живота, и в туалет женщине приходится ходить в специальный мешочек.

Прийти в себя после тяжелейшей операции женщине помогли дети. Они в прямом смысле сдували с нее пылинки, не разрешали заниматься даже самой простой работой, окружили маму теплом, любовью и заботой.

- Когда я вернулась из больницы, вся утыканная дренажами, трубочками, катетерами, Сереженька подошел ко мне, прижался и прошептал: "Мамочка, ты же не умрешь, правда?", - Тамила не выдержала и разрыдалась.

Как только женщина поправилась, взяла под опеку еще двоих девочек - 12-летнюю Олю и 17-летнюю Яну, старшую сестру Вики, живущей в семье уже год.

Благотворительная организация "Надежда и жилье для детей Украины" купила семье Вишняк дом и новую мебель. Пока идет ремонт, все размещаются на первом этаже. Мальчики и девочки живут в двух разных комнатах, а маленький Витя спит в кроватке в спальне у родителей.

В доме порядок. Пол застелен коврами, в детских комнатах стоят компьютеры, на кроватках лежат мягкие игрушки. С первого взгляда становится ясно, что здесь живут дружно и знают место каждой вещи. Девочки помогают делать уборку, мальчики занимаются хозяйством (семья держит девять поросят, кур и козу Дашку), ходят на мельницу. Каждый моет за собой тарелку и чашку, а мама Тамила готовит обед. Хозяйка по очереди знакомит меня с детьми. Братья Сережа и Витя, сестрички Вика и Яна. Богдан и Саша почти все время проводят вместе, а Олечка держится особнячком.

- А это наша Светочка, - останавливает Тамила носящуюся по комнате белокурую малышку. - Там была сложная ситуация в семье: кажется, бабушка убила мать. Девочке уже три годика, но она до сих пор не разговаривает. Очень переживаем за нее.

С маленьким Витей нянчится Витя большой - 18-летний сын хозяев. Парень кормит приемного братика с ложечки и вытирает ему платочком рот. Сегодня в доме праздник: на побывку из армии пришел 20-летний Максим. Его девушка Марина, которую здесь все давно считают родной, заплетает косичку Вике. На праздник приехала погостить и бабушка Богдана, проведала внука и привезла домашних пирожков с капустой. Семья устроила настоящий пир: холодец, сардельки, сыр, домашние огурчики и чай с тортом.

"Был переломный момент, когда Саша собрал вещи и сказал: "Отвозите меня назад в кризисный центр"

В общем, тишь, гладь да Божья благодать. Но, как в любой семье, без "воспитательных методов" не обходится.

- Могу и накричать, и по жопе дать, - говорит Тамила. - Тут же главное не накормить и одеть, а полюбить ребенка. Сложнее всего приживался Богдан. В школе он непослушный, невменяемый, а дома вроде нормальный парень. Раньше курил очень много. Я уговаривала его, объясняла, что не нужно так делать. К тому же он мог залезть в сумку, вытащить что-то. Перевоспитывать было тяжело, но потихоньку мальчик менялся.

Саша обманывал часто, исправлял оценки в дневниках, замечания в тетрадках. Был переломный момент, когда он собрал вещи и сказал: "Отвозите меня назад в кризисный центр". Я предложила ему лечь спать: "Утро вечера мудренее". Проснувшись, он прибежал ко мне извиняться и пообещал, что больше никогда такого не скажет. Оле сначала тоже было непросто: она пришла к нам в свои 12 лет уже с крашеными волосами. Я ей сказала: у нас так не принято. Оля подумала и согласилась с нашими правилами.

Приемные родители говорят, что стараются не лезть в душу к своим новым детям. Но ребята нет-нет да и рассказывают о самом сокровенном.

- Такие ужасы иногда всплывают - волосы дыбом встают, - Тамила гладит по головке маленькую Светочку. Девочка что-то лопочет и прижимается к маминой руке. - Саша как-то показал отметины на своей ноге. Он объяснил, что это мать спьяну избила его доской с гвоздями от забора. С ним иногда тяжело. Заставляю его учиться, а он отлынивает. Я как-то спросила: "Что же ты будешь делать, когда вырастешь?" Он говорит: "Вернусь к родителям". Мне было больно это слышать. Хотя понимаю, что они вырастут и сами будут решать свою судьбу. Главное для меня, чтобы, даже если они разлетятся в разные стороны, все равно проведывали нас и приезжали. Я без них не смогу.

Сейчас главная проблема этой семьи - финансовая. Несмотря на суммы, которые государство ежемесячно выделяет на детей (каждому ребенку до шести лет положено 800 гривен, а старше шести лет - 1000 гривен), денег не хватает катастрофически. Кроме платы за электричество и газ, расходов на еду и одежду для детей, очень много уходит на лечение Тамилы. Женщине предстоит курс химиотерапии и третья операция. Однако она не отчаивается: раз мама нужна стольким деткам, значит, все будет хорошо.

На неделю семье Вишняк хватает:

9 буханок хлеба
17 литров борща
7 пачек вермишели
3 торта
210 пирожков
120 котлет
15 тарелок холодца
2 куска мыла
2 бутылки шампуня
4 рулона туалетной бумаги



Данная статья принадлежит к категориям:
     О сиротах    Опека / попечительство    Детские дома семейного типа    Приёмная семья        



  Контактная информация