Детские дома и интернаты Запорожья

Экстрим со знанием того, что ты спасаешь человеческие жизни

Если я скажу о том, что золото никогда не чернеет, то вряд ли этим кого-нибудь удивлю, оно не поддается ни времени, ни щелочам и кислотам. Так и с трудами врачей, их работа не допускает ошибок и всегда проверяется временем, она подобна золоту

Автор: Елена Чухрий, www.deti.zp.ua
Опубликовано: 2010-11-09 17-10-00  Просмотров: 4775





Томасу Мортону, зубному врачу, который впервые использовал анестезию в своей практике, в 1867 году поставили памятник в Бостоне. Надпись на памятнике гласит: "До него хирургия во все времена была агонией".

Как шутят сами анестезиологи, наркоз во многом не наука, а искусство, и, как всякое искусство, понятен и интересен только познавшему его тонкости. А еще они говорят, что, чтобы стать хорошим анестезиологом, мало знать анестезиологию, нужно еще и иметь характер. Если я скажу о том, что золото никогда не чернеет, то вряд ли этим кого-нибудь удивлю, оно не поддается ни времени, ни щелочам и кислотам. Так и с трудами врачей, их работа не допускает ошибок и всегда проверяется временем, она подобна золоту, которое никогда не теряет своей ценности. В особенности, работа анестезиолога-реаниматолога.

Моим собеседником стал заведующий отделением реанимации новорожденных Запорожской областной детской больницы , врач высшей категории, преподаватель Запорожского государственного медицинского института, Аникин Иван Александрович. Свою профессию Иван Александрович выбрал сам еще в детстве, со школьной скамьи знал, что будет врачом, сказался, наверное, тот факт, что среди родственников было много медиков и, конечно, желание помогать людям. А при поступлении в институт определился уже со специальностью и решил, что призванием по жизни будет интенсивная терапия, своего рода, “экстрим со знанием того, что ты спасаешь человеческие жизни”.



Специфика работы в реанимации заключается в том, что это очень тяжелый и интенсивный труд. Экстренные ситуации требуют принятия быстрых решений, круглосуточного напряжения и интенсивного наблюдения за больным. И, конечно же, решения эти должны быть максимально верными, безошибочными, ведь от них зависит жизнь пациента. Каждый день персонал реанимации наблюдает за тем, как “их детки” – маленькие человечки учатся дышать самостоятельно, улыбаться, становятся на ножки. Цинизм и черствость, не смотря на смерти и тяжелое состояние детей, попадающих в реанимацию, не развиваются. Ведь циник не может посочувствовать или сопереживать судьбу каждого пациента. Врачи, принимая больного ребенка, принимают (хотя бы до его выздоровления) судьбу малыша, стараются помочь и сохранить человеческую жизнь в КАЖДОМ случае.



Конечно, детки, которые попадают в реанимацию не единожды или те, чье спасение требует от врачей чрезвычайных усилий, запоминаются более других. У Запорожской областной детской больницы есть свои «герои» - это и Ира Гавришева, которая не раз попадала в отделение реанимации. И Соня Воробьёва, которая с весом в 770 грамм, провела в реанимации более двух месяцев и осталась достаточно сохранной и здоровой девочкой. И глубоко недоношенный ребеночек, которому первому у нас в городе и, может быть, на тот момент первому в Украине, с весом в 900 грамм, провели перевязку Баталова протока и он остался жив. Как говорит Иван Александрович: “Иногда можешь не помнить имена, но лица остаются в памяти. И все эти детки становятся не просто работой команды реаниматологов, а частью нашей жизни”.





Отделение реанимации неплохо укомплектовано, не на 100%, как положено по табелю оснащения, но есть минимально-достаточное количество оборудования. За 2010 год из 140 деток, поступивших в реанимацию новорожденных, 75 % были на искусственном дыхании, а это довольно высокий показатель. С заработной платой же врачей все не так хорошо. В разговоре Иван Александрович делится, что на хлеб с маслом, конечно, хватает, но все же, считает, что “адекватная зарплата должна позволять себя чувствовать не стесненным: давать возможность путешествовать, в какой-то мере не думать о будущем своем и своих детей, работать интенсивно, но без вреда для здоровья. У нас практически все врачи работают на полторы ставки, чтобы прокормить свои семьи, и работать с возрастом все тяжелее и тяжелее. Наверное, это проблема не решится, пока у нас не будет произведена реформа здравоохранения. Во всем мире медицина – это услуга, которая частично датируется государством, а в основном – финансируется из каких-то страховых фондов, по сути, это бизнес. И развитие медицины, повышение ее уровня возможно только при адекватном финансировании, вложении денег”.



С древних времен врачеватели считались особенными людьми, верили, что врачу помогают боги. Великий философ Древней Греции Сократ говорил, что все профессии в мире – от людей и только врач, учитель и судья - от богов. Иван Александрович не считает свой труд связанным с божественным провидением. “Высшие силы – это высшие силы” – говорит он, - “может, они нам и помогают. Отвечу немного сухо, но реалистично: мы – врачи. Врачи, которые должны действовать в рамках каких-то протоколов, чтобы сохранить самое ценное на свете – человеческую жизнь”.




  Контактная информация