Детские дома и интернаты Запорожья

Как Мариупольские чиновники «делают» Донецку сиротскую статистику

Oткуда завелась традиция при первой семейной трудности предлагать как решение разлуку с младенцем вместо действительной поддержки? Неужели непонятно, что все, что ребенку нужно – это мама?

Автор: Виктория Федотова, gurt.org.ua
Опубликовано: 2012-01-17 17-00-00  Просмотров: 1906




Александра Писарчук – мама 1,5 годовалого Сашеньки – одна из тех, кого в Украине называют СЖО: женщина, попавшая в сложные жизненные обстоятельства. Несколько лет назад в поисках работы Александра уехала в Москву. «Пригласила подруга: чего сидишь без денег вечно, давай ко мне в Москву. Я в Москве работала в магазине уборщицей, продавцом не получалось – с математикой плохо, но на жизнь зарабатывала: снимала жилье. Потом сошлась с мужчиной, родила Сашу». Незадолго после родов Александра потеряла паспорт. Пережив предательство мужа, испытав все тяготы одинокой мамы-гастарбайтера, в очередной попытке обустроить будущее вернулась на родину: восстановить украинский паспорт в России нереально, как и жить без документов в Москве. Однако, мытарства с этого лишь начались, нужно было на что-то и где-то жить. В поисках помощи женщина обратилась в службу по делам детей, где ей и «помогли» - посоветовали оставить ребенка на 3 месяца в центре опеки, пока Александра найдет работу, жилье, восстановит утерянные документы. Написав соответствующее заявление, со слезами на глазах и болью в сердце, женщина передала дитя чужим тетям в белых халатах. По прошествии срока, указанного в заявлении о временном определении ребенка в центр опеки, устроившись на работу, найдя приют в центре адаптации фонда «Пилигрим», Александра вернулась за малышом, да не тут то было – ребенка проще отдать, чем получить его обратно из крепких объятий родины.

По непонятным для Александры и Правозащитной детской сети причинам начальник службы по делам детей Жовтневого района г.Мариуполя отказался делать обследование жилищно-бытовых условий в комнате, предоставленной Александре Писарчук благотворительным фондом «Пилигрим». Сказал: ищите варианты. Вариант, предложенный Правозащитной детской сетью Донбасса – оказание услуги «правозащитный отель» через общественную организация «МАРТИН-клуб» для мамы и ребенка Жовтневой СДД «подошел» - начальник службы потребовал от городских властей Макеевки создать комиссию с привлечением санстанции и педиатра, которая подтвердила бы официально, что женщина «может» проживать в жилье, которое ей предоставят на время, пока ее социальное положение станет стабильнее. Абсурдность такого предложения озадачила службы по делам детей Макеевки – за последний год такая услуга организацией «МАРТИН-клуб» была оказана 35 матерям, которые в общем установленном законом порядке, поступая на участок городской больницы, наблюдались участковым педиатром по месту жительства, ходили в детский сад или школу по месту жительства. Общественная организация «МАРТИН-клуб» уже более 10 лет работает в Макеевке в тесном сотрудничестве с властями, помогая людям, которые попадают в сложные обстоятельства. Мы не видим смысла создавать лишнюю бюрократию, которая государству в лице налогоплательщика стоит немалых денег: если существуют законы, они распространяются на всех, бедных, богатых, иногородних… Дважды в год в установленном законом порядке и в соответствии с договором о сотрудничестве служба по делам детей проводит проверки в организации. Услуга «правозащитный отель» уже два года является частью инфраструктуры социальной помощи в городе. По такому же принципу работает еще 5 организаций в Донбассе. Все эти доводы, открытость организации через СМИ, интернет, репутация среди государственных партнеров не оказались достаточным доказательством состоятельности организации помочь Александре Писарчук.

«Для нас Александра не является ни сложным, ни особенным клиентом – такие же проблемы, как у большинства женщин, которые обращаются к нам за помощью, - говорит Инна Попова, представитель благотворительного фонда «Пилигрим», - С моей точки зрения она отличается от других в лучшую сторону своим стремлением к налаживанию жизни – она нашла жилье, работу, регулярно посещала ребенка в центре опеки, не употребляет алкоголя и не курит». Инна Попова, работник фонда «Пилигрим» на сегодняшний день оказалась человеком, который воочию видит боль, принесенную матери разлукой с малышом. Сопровождая Александру в ее жизненных мытарствах (найти жилье без денег, найти работу без паспорта, оставаться верной ребенку, будучи лишенной поддержки мужа, оставаться трезвой и твердой, не смотря на неженские трудности в современном мире, где большинство путей – пути наименьшего сопротивления), Инна, выйдя из зала, где заседала судьбоносная для семьи Писарчук комиссия, не скрывает слез: «Ребенка не отдадут. Давят на Сашу, чтобы она написала очередное заявление на продление срока пребывания в центре опеки. Говорят, не напишешь, лишим родительских прав через суд».

Комментарий юриста
«С лишением родительских прав комиссия поторопилась – в Украине не так легко отобрать ребенка у родителей – комментирует ситуацию юрист Сания Гизатова. – Лишение родительских прав – это крайняя мера семейно-правового характера. Лишение прав может произойти по 6 причинам – если ребенка не забрали из роддома, если родители злостно и сознательно уклоняются от выполнения родительских обязанностей, если родители применяют жестокость по отношению к ребенку или эксплуатируют его, если родители хронические алкоголики или наркоманы и в том случае, если они осуждены за преступление против ребенка. Ни один из пунктов закона нельзя применить к данной ситуации. Обстоятельства, которые действую на семью в данный момент – это социальная неустроенность и бедность, что не является уклонением от родительских обязанностей. Также нужно обратить внимание на то, что нарушаются права Александры, в соответствии с Семейным кодексом Украины, родители имеют преимущественное право на воспитание ребенка. Кроме того, в соответствии с Типовым положением о доме ребенка, при возвращении ребенка в семью родителю достаточно написать заявление, никаких дополнительных процедур не требуется. Временное помещения ребенка в государственное учреждение было необходимо для преодоления временных трудностей и была применена в интересах ребенка, после преодоления этих трудностей мать имеет полное право забрать ребенка. В этой ситуации также грубо нарушены права ребенка, конвенция о правах ребенка запрещает разлучать ребенка с родителями, кроме случаев, когда это делается в его интересах».

Я в который раз задаюсь вопросом: почему у нас все так – потому что мы такие бедные или потому что глупые? Почему матери так легковерны, доверяя свое дитя посторонним людям? Почему чиновники не читают собственных должностных инструкций? Почему налогоплательщики не считают своих денег, заплаченных чиновникам за надлежащее содержание государства в порядке? Почему мы сгибаемся в три погибели, завидев на горизонте очередного кабинетного царька, которому мы с вами платим зарплату? Почему не сделать, если это сделать просто и это должно быть сделано? Откуда завелась традиция при первой семейной трудности предлагать как решение разлуку с младенцем вместо действительной поддержки? Неужели непонятно, что все, что ребенку нужно – это мама? Почему я думаю все чаще, что малышами в Украине выгодно торговать, хотя тщательно отгоняю эти мысли, списывая такой яростный интерес к чужим детям на простую колхозную халатность и отсутствие в сердце любви…

Виктория Федотова, руководитель общественной организации «МАРТИН-клуб».




Данная статья принадлежит к категориям:
     Профилактика сиротства    Публикации с других источников    



  Контактная информация