Детские дома и интернаты Запорожья

Чужих взрослых не бывает: о проблемах запорожских совершеннолетних сирот

Местные чиновники с экранов телевизоров продолжают озвучивать сухие цифры, которые говорят о том, что львиная доля городских преступников – запорожцы, живущие с клеймом «сирота». «РепортерUA» задался вопросом: «Почему?»

Автор: Полина Положенцева, reporter-ua.com
Опубликовано: 2012-02-22 20-00-00  Просмотров: 2246



фото автора и предоставлены героями материала

Задумайтесь: почему в русских народных сказках главная героиня в обязательном порядке - бедная сирота? Наверное, потому что наши предки с самого детства пытались привить своим малышам негласную симпатию и жалость к этой категории населения. Но дети растут. И, как подсказывает практика, далеко не на добрых сказках своих родителей. Поэтому в нынешнем продвинутом социуме всем «униженным и оскорбленным» места нет. Напротив, цинизм современной молодежи уже достиг своего апогея, и многие из них позволяют себе лезть в карман детей-сирот, рассуждая на тему целесообразности госвыплат, выпавших на долю «безотцовщины». Но и этому богатству сироты радуются недолго. Уже в восемнадцать лет (максимально - в двадцать три) Родина-мать отправляет их в вольное плаванье, в середине которого воспитанники улиц и интернатов попросту тонут. И только местные чиновники с экранов телевизоров продолжают озвучивать сухие цифры, которые говорят о том, что львиная доля городских преступников – запорожцы, живущие с клеймом «сирота». «РепортерUA» задался вопросом: «Почему?»



Сирота Владимир мечтает купить мотоцикл и отправиться на поиски брата

Кто хоть раз в жизни был в одном из запорожских интернатов, никогда не забудет потухшие взгляды тамошних детей. Особенно это заметно по воспитанникам, попавшим в синие (бледно-зеленые, желтые) стены «нового дома» в сознательном возрасте. Так что живущие там по расписанию дети первые 18 лет своей жизни бредят розовой мечтой о «свободе» по ту сторону ограды интерната. Но, как говорится, за что боролись, на то и напоролись. Поэтому реальность после встречи с суровыми буднями теряет свою гламурную пушистость уже в первые дни. И бывшие интернатовцы приходят в ступор от простых, на наш взгляд, вещей. Так, например, отныне лицам из числа детей-сирот и лишенным родительского попечения сложно пользоваться услугами городского транспорта, так как руководство интерната всю жизнь возило их на автобусах. Хотя… было бы, куда ездить. Ведь после окончания учебы крышу над головой имеет лишь небольшой процент счастливчиков, чаще всего - за счет близких родственников. Сохранением же их жилья в нашем городе занимается управление по делам детей городского совета. На данный момент на учете службы находятся 1254 сироты и ребенка, лишенного родительской опеки, у 389 из них нет «собственного угла». Тем не менее в очереди за госжильем стоят всего 111 человек. Об этом «ИТ» рассказала начальник службы (управления) по делам детей городского совета Наталья Сиворакша.

Тем не менее, опираясь на печальный опыт прошлых лет, можно с уверенностью сказать, что эта очередь рассосется еще не скоро.

Ведь, по данным Натальи Сергеевны, в 2010 году в нашем городе получили комнаты в общежитии всего 5 человек. В 2011 эта цифра приобрела еще более украшающую скромность – обзавелся комнатой всего один «избранник», а другой получил койко-место.

Но, по всей видимости, городские власти живут где-то в параллельной реальности, потому что их прогнозы на будущий год вполне оптимистичны. Так, по словам пресс-службы управления по делам детей городского совета, в год Евро-2012 уже началось строительство социальной гостиницы для бездомных граждан. Она в идеале и станет семейным гнездышком для обездоленных сирот.

Но это - в мифическом будущем. Сейчас же такие запорожцы борются за место под солнцем собственными силами.



Так, житель Бердянска, 21-летний сирота Владимир Андрющенко, - один из немногих, кто открыто решился рассказать о своей жизни. Он уже несколько лет живет на съёмной квартире, за которую отдает большую часть зарплаты. Как и многие, Вова в свое время получил «особо востребованную» специальность – тракторист. Причина выбора профессии проста: брать на учебу сирот могут только училища, способные предоставить им жилье. А такие в городе по пальцам одной руки можно пересчитать дважды.

- У нас с братьями был дом – родители его пропили, - с грустью вспоминает Вова. - Но у государства ничего просить не буду, потому что давно никому не верю. Поэтому в дальнейшей жизни я стану рассчитывать лишь на свои силы.



Но, в отличие от непутевых сверстников, Владимиру Андрющенко есть на что надеяться. Ведь в своем юном возрасте, кроме основной работы в магазине, парень подрабатывает грузчиком, делает татуировки, занимается ремонтом мототехники и увлекается паркуром. Кроме того, у Владимира есть мечта, которая придает ему дополнительный стимул в жизни. Парень хочет получить права, купить мотоцикл и отправиться на поиски старшего брата, с которым его разлучили тринадцать лет назад после смерти родителей. Кстати, младшего члена семьи средний брат тоже давно не видел. Хотя за него он почти не волнуется. Ведь, по слухам, малыша в семью забрала их бабушка…

Как у сироты Алевтины чуть не отобрали ребенка

Но после окончания учебы жилье - всего лишь первая проблема из длинного списка. Не меньшей трудностью для новоиспеченных граждан становятся и вполне мирские задачи – например, оплата коммунальных услуг и покупка продуктов в супермаркетах. Ведь, несмотря на то, что во многих интернатах есть авторские программы по адаптации их воспитанников в обществе, пословицу «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать» еще никто не отменял. Так что этот принцип на вооружение взяли волонтеры из благотворительной организации «Культурно-образовательный центр «Новая Надежда». И хотя их скромные возможности позволяют одновременно принимать всего 20 осиротевших воспитанников, волонтеры продолжают шутить, что стульев у них хватит даже для 70-ти гостей.



- Сейчас мы придумали программу, которая называется «семейный ужин», - открывает секреты работы директор организации Максим Олиферовский. - Там для ребят ставим вполне реальные задачи. Например, купить продукты на сто гривен и накормить ими пятнадцать человек. Причем рецепты обычно выбираем самые простые, чтобы в дальнейшем дети могли их повторить.

Кроме того, в центре есть компьютеры, на которых ученики училищ (половина пришедших) могут подготовить домашнее задание.



Также Максим Олиферовский вместе с женой активно принимают участие в эксперименте, позволяющем взять ребенка из интерната в гости на выходные. Причем очутиться в семье таким способом может только сознательный подросток. Ведь для малышей подобная прогулка может закончиться неслабым стрессом.

Но даже и без «выезда» сироты не знают, как вести себя в обществе. Поэтому часто конфликтуют на работе и теряют свое «место возле батареи». Но, как оказалось, подобная модель поведения формируется у них еще в глубоком детстве.

- Малыши, которые определенное время пожили в неблагополучной среде или в интернате, после того, как попадают в семьи, первое время ведут себя тихо и нежно, а затем, начиная чувствовать доверие окружающих, меняют поведение на провокационное, - рассказывает координатор направления семейного устройства сирот Виктория Мочалова благотворительного фонда «Счастливый ребенок». - Это происходит от того, что сироты живут в постоянной тревоге. Такие дети все время ожидают, когда их снова бросят.



Что касается детей, которые так и не познали радости семьи, то очень часто в дальнейшем они строят отцовско-материнские отношения с друзьями и коллегами. Поэтому такие люди даже в 20-30 лет ведут себя как в возрасте, когда они остались без родителей.

Что касается пресловутой преступной стези, о которой говорилось в начале, то популярностью она пользуется из-за своей массовости, так как с раннего возраста жители интернатов привыкли находиться в группах. Ведь во многих домах дети ютятся по восемь человек в комнате. А где «на свободе» найти такую же компанию? Правильно, в бандитских группировках. Причем изначально сироты попадают в них не из-за своей испорченности, а просто по воле случая. Например, задолжав крупную сумму денег.

Кстати, это отдельная тема для разговора. Несмотря на то, что преподаватели многих училищ жалуются, что стипендия сирот по размеру даже больше, чем их зарплата, никто и не подумал научить обездоленных правильно распоряжаться деньгами. Поэтому, получив бесплатный куш от государства, подростки обычно спускают его на чипсы и колу. Так что деньги у них заканчиваются за неделю-две. Вот тут то и встает вопрос выживания.

А в случае с запорожанкой Алевтиной - еще и о выживании сразу двоих: самой сироты и ее маленькой дочки.



Дело в том, что девушка родила малышку, когда училась в одном из запорожских училищ. Но в общежитии, где она жила, не было соответствующих условий для грудничка. Поэтому местное руководство сначала дало матери зеленый свет, а затем стало настаивать, чтобы она отдала ребенка в детский дом. Тем не менее Алевтина категорически отказалась расставаться с Патрисией (имя малышки) и с помощью одного из фондов перебралась на съемную квартиру. Причем, по словам волонтеров, у девушки изначально на это хватало своих ресурсов. Просто мысль о переезде даже не посещала ее голову.

- Во взрослой жизни бывший интернатовец теряется, - подытожила Виктория Юрьевна. - Потому что место, где он раньше жил, его дезориентирует. Ведь ни у кого из нас не бывает несколько мам и пап. А именно столько смен у педагогов, которые занимаются воспитанием маленьких сирот.

Так что Виктория Мочалова видит выход из сложной ситуации в смене системы. По ее мнению, городские службы должны максимально сохранять биологические семьи до того, как они скатились к социальному дну. Реальность же такова, что работа с запорожцами, попавшими в передряги начинается намного позже. Когда уже ничего сделать нельзя…



К тому же много неудобств доставляет то, что интернаты наполняются детьми из бедных семей. Например, когда у одной из запорожанок тяжело заболел ребенок, ее отправили в неоплачиваемый отпуск по уходу за ним. Оставшись же без средств к существованию, мать приняла решение отдать второго сына в интернат. И таких ситуаций тысячи…

А в нашей стране они напоминают лабиринт, выход из которого в лучшем случае - один. И то… его никто не видит.

Но вместо того, чтобы взять бывших детей-сирот, ныне взрослых, за руку и сказать: «Пойдем вместе поищем выход», - мы по-прежнему придерживаемся политики «моя хата с краю». Так что запорожские выпускники интернатов продолжают кануть в Лету…

И очень печально, что, в отличие от сказок, в жизни все заканчивается именно так…



Данная статья принадлежит к категориям:
     Профилактика сиротства    Публикации с других источников    



  Контактная информация