Детские дома и интернаты Запорожья

Как помочь малышке Патрисии?

Непростая история семьи Моргаленко

Автор: Людмила Фомина, www.deti.zp.ua
Опубликовано: 2012-04-09 13-30-00  Просмотров: 3461





Спустя месяц пребывания на оплаченной Фондом съемной квартире, молодая мама Алевтина Моргаленко забрала дочурку и отбыла в неизвестном направлении, прислав sms-сообщение: «Люда, извени, но я уехала». Как удалось выяснить, уехала Алевтина к своей маме, которая была лишена родительских прав на девушку и ее младшего брата. Для того, чтобы понять, почему Алевтина так поступила, и что ждет их с малышкой в убогом домике мамы, которая отдала саму Алевтину и ее брата на попечение государства, я встретилась со старшей сестрой Алевтины Анной. Ане 23 года, она студентка второго курса Запорожского государственного медицинского университета.

- Аня, куда уехала Алевтина?

- Аля уехала с ребенком к маме, как и собиралась с самого начала, мама помогает ей с Патрисией. Алевтина во всем слушается маму, если бы мама ей сказала: «живи в Запорожье», она бы жила, мама сказала: «приезжай» - она приехала.

- Аня, ваша мама была лишена родительских прав, нам сказали, что она злоупотребляет алкоголем. Ты не боишься за сестру?

- Я не знаю, откуда эти слухи, что наша мама пьет, у нее сахарный диабет, она инвалид. Да, мама скандалит, потому что она уже 29 лет стоит в очереди на жилье, она хочет добиться того, что ей положено по закону.

Я уже устала всем объяснять, что наша мама – не какая-нибудь бездельница, она работала, где давали общежитие, в том числе на кирпичном заводе, таскала тяжести, заработала грыжу.

Мама очень умная, после школы она поступила учиться на журналиста в Москве, но ее мама заболела раком, и она вернулась. Выучилась на повара, работала. Семью построить не удалось. Мой папа, когда в колхозе не стало работы, воровал, сидел в тюрьме. Сейчас он с мамой не живет. Наша мама – талантливый человек, она пишет стихи.

Мама надеется найти юриста, который дойдет до международного суда, и государство выдаст ей квартиру, которая ей положена по закону.

- Аня, ты позволишь заметить, что твоя мама живет устаревшими представлениями о действительности. Получить от государства квартиру в порядке очереди сейчас практически нереально. Тем более, что твоя мама была лишена родительских прав. Как получилось, что Аля и Дема воспитывались в интернате?

- Мы в то время жили в общежитии, там не было воды, света. В интернате хотя бы нормальные условия, и детям, лишенным родительской опеки, положены льготы. У мамы не было поддержки ниоткуда, ей пришлось их отдать. Когда мы жили в общежитии без света и тепла, я писала конкурсные работы на олимпиады в перчатках на подоконнике, это было очень тяжело. На областных олимпиадах занимала призовые места. Также я получала грамоты за свои стихи.

Наша мама несколько раз награждалась грамотами главы райадминистрации за мое воспитание.

Алевтина, конечно, не так старалась в учебе, любила погулять.

- Аня, ты понимаешь, что эта «любовь погулять» привела Алевтину к тому, что ее ребенок будет расти без отца? Я беседовала с предполагаемым папой Патрисии, он уверяет, что с Алевтиной у него не было серьезных отношений, и ребенка он не признает. Какое будущее ждет Патрисию? Осознает ли Алевтина свою ответственность за малышку?

- Не знаю, мама говорит, что у Алевтины характер как у ее отца, он был несерьезный. Точно только скажу, что она очень любит своего ребенка, возится с ней все время, целует пяточки. Они с мамой надеются, что получат жилье, и все будет хорошо. Я хочу доучиться в институте и получить жилье как молодой специалист.

Вот такая непростая история, в которой вопросов пока намного больше, чем ответов. Хорошо, что благодаря поддержке наших жертвователей матери не пришлось разлучаться с ребенком, но какое будущее ждет Алевтину и ее дочь? Сможет ли молодая мама обеспечить своему ребенку достойную жизнь? Как можно помочь этой семье и другим кризисным семьям?

Мы договорились с Аней, что юрист Фонда поможет составить иск о выделении ее маме жилья, хотя шансы получить жилье через суд весьма призрачны.

В подтверждение своего рассказа Аня предоставила нам такие документы:

1. копия трудовой книжки Моргаленко Виктории Анатольевны;
2. Справка МСЭК о присвоении Моргаленко Виктории Анатольевне ІІІ группы инвалидности;
3. Листы благодарности главы Приморской районной администрации и Приморской районной рады за воспитание дочери Стойчевой Анны Валерьевны – за 2005, 2006, 2007 годы;
4. Лист благодарности администрации Приморского регионального украинско-болгарского многопрофильного лицея за воспитание дочери Стойчевой Анны Валерьевны;
5. Грамоты и дипломы, которыми награждалась Аня за время учебы в старших классах лицея, их около десяти. В частности, в 2006/20007 учебном году девушка была победителем областного конкурса-защиты научно-исследовательских работ МАН, а также побеждала в областных олимпиадах по общеобразовательным предметам, была призером республиканских олимпиад;
6. Характеристики Моргаленко Виктории Анатольевны и Моргаленко Алевтины Сергеевны, подписанные председателем Борисовского сельсовета.

Это стихотворение Виктория Анатольевна посвятила своей маме, рано ушедшей из жизни:

Мы не встретились на земле
Видно, так уж угодно богу
По истерзанной детской судьбе
Проложил он себе дорогу

Бог жесток был с тобой и с нами
Он не дал нам земного счастья
Только горькими детскими снами
Разбивает сердца на части

Боль потерь беспощадно жалит
Сгусток боли как камень брошен
И слезами кровавыми залит
Образ твой и землей запорошен.

Сон вечности как истина страшна
И не откупишься ни золотом ни нервами
Мы все заложники убийцы-сна
Бог лучших забирает первыми.


А вот стихи ее старшей дочери Анны:


Птицы не боятся высоты
И родные крылья их не предадут
Мне моими крыльями был ты-
Моя пропасть, мой трамплин и мой редут.

Я скользила в нитях солнечных лучей,
Но мгновенье не бывает вечным,
Стал ты вдруг ни мой, ни свой - ничей,
Близким, но далеким, бесконечным.

Крылья твои были лишь игрою,
Ты – неопытным, неважным игроком.
Только ведь играл ты сам с собою –
Я – все та же, ты – со сломанным крылом.


***
Если бы мне сказали:
Что хочешь забыть из жизни?
Ответила б без печали:
Любовь забыть бы капризную.

А что ты хочешь запомнить?
Запомнить?
Как мы косили
И хлеба черного ломти.
Запомнить бы годы детства,
Моря соленый запах.
Черных дельфинов соседство,
Синей волны накаты.

Рокот довольного ветра,
Волну за волной поднимая,
Вишни белые ветви,
Запах сирени в мае.

Долгие дни ожиданий,
Оды любви и гимны,
Горькие слезы прощаний,
Радость встречи с любимым.

***
А я не в силах что-то изменить,
И жизнь построена не на моих расчетах.
И, если можно что-то извинить-
То только страсть свободного полета.

Я оторвусь от глупой суеты –
Закрою дверь, махну рукой – и прочь печали.
Пойду за тенью солнечной черты
И в вашу жизнь уже вернусь едва ли.

Меня монетой звонкой не заманишь,
И обещаньями меня не приручишь,
Красивыми словами не обманешь,
Я вижу, что это за штука – жизнь.

Комментарий психолога Виктории Мочаловой: Как говориться, от сумы да от тюрьмы никто не застрахован. К сожалению, у нас нет адекватных институтов социальной помощи, которые поддерживали бы людей в трудных ситуациях не опуститься окончательно, восстановить способность нормально заботиться о себе и своей семье. Причем общественные организации не могут взять на себя, хотя бы частично, эти функции, т.к. нет соответствующей нормативно-правовой базы. У Центров социальных служб для семьи, детей и молодежи, кажется, есть полномочия, но катастрофически не хватает ресурсов. Службы по делам детей проблемными семьями сейчас тоже не занимаются. Вот и получается, что у нас как будто ждут, когда семья дойдет до самого дна, потом с чистой совестью забирают морально, а то и физически покалеченных детей в приюты и интернаты, осуждают родителей.

Недавно комиссия ООН, ужаснувшись количеству лишений родительских прав в нашей стране, мягко посоветовала что-то с этим решить. Мы снизили, да. Немного. За счет того, что просто дольше стали закрывать глаза на безобразия, происходящие в таких семьях.

Семья Моргаленко – в каком-то смысле исключение. Приятное исключение, как ни странно. Когда-то у матери Алевтины начались трудности, она запуталась, потеряла здоровье, стараясь обеспечить детей, но все же вынуждена была отдать их в интернат. Большая часть наших сограждан в подобных обстоятельствах спивается. А она нет. Я не хочу сказать, что это подвиг, или, наоборот, осуждать алкоголиков. Просто прежде, чем навешивать ярлыки на женщину, никто не подумал хотя бы собрать документы. А обнаружив, что выпускница интерната Алевтина в трудной ситуации, что ее мать прожила нелегкую жизнь, никто не подумал помочь сохранить семью. Вместо этого предложили накатанный способ, самый простой, но не самый эффективный – добровольно-принудительно отдать ребенка в детский дом. При этом само собой получается, что без перерыва закончить учебу в профтехучилище - большая ценность, чем материнство. Как же получается, что мы, собираясь делать добро, не видим дальше своего носа. Станет ли благополучнее Алевтина, лишившись дочери? Будет ли счастливее маленькая Патрисия, у которой появится сразу множество нянек, вместо одной любящей матери? Много ли шансов у выпускников интернатов самим влиться в общество и построить семью? Трудные вопросы, но надо искать человечные ответы на них. Не только ради Алевтины, ее мамы и дочери, ради других людей, живущих в сложных обстоятельствах. В первую очередь, ради нас самих, будущего всего нашего общества.





  Контактная информация


Читай отличный интернет-сайт главных новостей страны.