Детские дома и интернаты Запорожья

Сирота заморская: запорожские дети для иностранцев- объект помощи или «модная собачка»?

Для пролития света на проблему газета «ИТ» разыскала сторонников и противников иностранного усыновления. Они нам рассказали для чего американцы забирают детей–даунов и как наши малютки становятся модными аксессуарами на вечеринках заграничных усыновителей

Автор: Полина Положенцева, reporter.zp.ua
Опубликовано: 2012-04-29 11-05-00  Просмотров: 5343  
Оставить комментарий



фото автора, Андрея Глущенко и из личного архива героев материала

«Мир не без добрых людей» – это не сенсация, но довольно-таки обнадеживающий факт. Поэтому нет-нет да и встретятся желающие усыновить малыша «без роду, без племени» с разных концов света. Хотя, не кривя душой, нужно сказать, что в последнее время их заметно поубавилось. Всему виной политика Верховной Рады, которая призвана охранять украинский генофонд от иностранных «захватчиков». Правда, здесь власти не учли маленькой детали. Ведь детей, оставленных на родине, нужно «кормить, любить и никогда не бросать». А это обойдется государственному бюджету в копеечку…

Для пролития света на проблему газета «ИТ» разыскала сторонников и противников иностранного усыновления. Они нам рассказали, почему запорожские малыши за границей болеют аутизмом, для чего американцы забирают детей–даунов и как наши малютки становятся модными аксессуарами на вечеринках заграничных усыновителей.

Запорожские дети за бугром помалкивают

По словам главного врача запорожского дома ребенка «Солнышко» Галины Галкиной, процедура иностранного усыновления в нашей стране из года в год становится сложнее.



Это связано с политикой Верховной Рады, которая призывает воспитывать украинских детей на их родной земле. Поэтому немудрено, что сейчас количество усыновлений в нашей области сократилось почти в три раза. В основном за счет иностранных родителей и приемных семей, которым чаще отдают предпочтение местные жители. Понятие о последнем явлении, к слову, у запорожцев превратное. Многие его даже путают с усыновлением. Но главное отличие приемной семьи - в том, что ребенок сохраняет в ней статус сироты или малыша без родительской опеки. А также здесь ему оставляют первичное имя и фамилию. И хоть в дальнейшем опекуны могут стать приемными родителями этого чада, общая статистика усыновлений довольно унылая. Посудите сами: если раньше в год счастливые семьи забирали 170 малышей, то сейчас эта цифра уменьшилась до 57.



Главная причина упадка - новые рамки законодательства в отношении иностранных родителей. Ведь теперь мамаши и папаши из-за бугра могут получить ребенка при условии, что он достиг пятилетнего возраста и находился на учете в центральном органе исполнительной власти не менее года. Исключение составляют лишь случаи, когда усыновитель является родственником карапуза, малыш болеет недугом из специального списка Министерства здравоохранения, либо если иностранец хочет забрать в семью всех родных братьев и сестер (при условии, если один из них достиг нужного возраста и состоит на учете не менее года). А также, когда гость нашей страны решил взять малыша – брата или сестру ранее усыновленного им члена семьи. Но…

- И украинцы, и иностранцы хотят получить ребенка до года, а то и до 6 месяцев, - говорит Галина Григорьевна. - И почему-то никто не учитывает, что в пятилетнем возрасте у малыша возникает языковой барьер. А он может вызвать такую патологию, как аутизм. Был случай, когда в иностранной семье ребенок перестал разговаривать вообще. Ведь переезд - серьезная психологическая травма и перестройка. Наверное, это первое, что должно было остановить власти при выставлении возрастной категории.

Вторую же проблему в связи с новыми правилами заработали в основном медучреждения (в частности, дом ребенка «Солнышко»). Потому что лечение детей, 30% из которых - инвалиды, происходит здесь за счет государства. Хотя в идеале оно могло ложиться на плечи усыновителей.

К тому же взять ребенка в Украине иностранцу на порядок легче, чем на Родине. Это связано с большим количеством социальных сирот в нашей стране. За рубежом обычно преобладает число биологических (тех, чьи родители умерли)



- Мы не любим говорить о материальном обеспечении детей в детских домах, но государство тратит огромные деньги для того, чтобы их прооперировать, реабилитировать и привести в нормальное состояние до 5 лет, - отметила Галина Галкина. - А если бы этих малышей забрали иностранцы, они бы лечились за их счет. К тому же многих детей, которых раньше забирали за границу, украинцы никогда бы не взяли.

Но не все так элементарно, как кажется на первый взгляд.

За границей запорожец - как модная собачка

Как рассказала нам координатор направления семейного устройства сирот благотворительного фонда «Счастливый ребенок» Виктория Мочалова, цели иностранцев, желающих получить нашего ребенка, могут быть разными. Например, в некоторых местах за границей модно брать детей из экзотических стран, к коим там причисляют Украину. Поэтому тамошние семьи состоят из микса афроамериканцев, азиатов и славян. К тому же утверждение, что заморские гости спят и видят, как усыновить больных украинцев, - скорее миф. Так же, как и запорожские «родители», они хотят получить здоровое потомство. К тому же далеко не все детские судьбы за границей складываются успешно.

Пример тому - история запорожского мальчика, который попал в семью американской детской писательницы.



- Она взяла ребенка как модную собачку, - говорит Виктория Юрьевна. - И писала о его воспитании в своем блоге. На светских же вечеринках, где ребенок становился ненужным, мама просто о нем забывала. В итоге мальчик принял решение вернуться обратно в интернат.

Кстати, на тот момент ребенку уже исполнилось 15 лет, и предпосылок для его дальнейшего усыновления не было.

Тут достаточно проблематичным становится и то, что иностранные усыновители не проходят обучающих курсов по воспитанию маленьких запорожцев. Такая практика обязательна лишь для опекунов, коими заморские гости быть не могут.

Тем не менее многие из них изъявляют желание забрать детей к себе в гости за границу с целью оздоровления. Но такие поездки приносят пользу крохам не всегда.

По словам Виктории Мочаловой, некоторые из них после поездки начинают мнить себя наследственными принцами и принцессами и в дальнейшем отказываются от усыновления украинскими семьями. В итоге эти дети так и остаются в стенах интерната, а после совершеннолетия - без жилья.

Поэтому, по мнению координатора, вместо того, чтобы пристраивать наш генофонд за границу, государство должно уделять внимания сохранению биологической семьи малышей. Ведь на данный момент у нас нет отработанного механизма их сохранения.

Также проблемой запорожского усыновления стало то, что жители города частенько пользуются СССРовскими стереотипами. Главный из которых - тот, что прибегать к усыновлению ребенка нужно лишь при отсутствии своего. Сейчас он стал отходить на второй план. Поэтому в Запорожье появляется все больше семей, готовых принять в свое лоно осиротевшего кроху.

Но есть иностранцы, которые имеют достаточно чистые помыслы. Например, несколько месяцев назад впервые в истории детского дома-интерната в селе Калиновка (Черниговский район, Запорожская область), где живут дети с тяжелыми врожденными пороками развития, усыновили малыша Сашу. Воспитанника учреждения взяла к себе семья американского пастора из штата Южная Каролина. Возможно, это связано с тем, что в Америке существует программа по работе с детьми с синдромом Дауна.



Как рассказали нам в фонде «Счастливый ребенок», в скором времени после этого счастливый отец Шейн Робертсон выложил видео с малышом в социальных сетях. Под ним он сделал запись: «Месяц назад этот ребенок был почти "мертвым", сейчас Саша ползает, играет и живет в любви»

К слову, родная мать крохи отказалась от него еще в детстве.

Иностранный усыновитель - благотворитель

Но есть и более показательные случаи. Например, газете «ИТ» удалось найти «последнего из могикан» – немца Роберта Айденшинка, который не так давно стал папой в доме ребенка «Солнышко» (собственных детей у него нет). Кстати, после этого знаменательного события житель Ашаффенбурга создал благотворительный фонд на родине, который призван помогать сиротам, тяжелобольным детям и многодетным семьям нашего города. Причем Роберт далеко не мультимиллионер - он работает учителем математики в одной из немецких школ. Там же он пропагандирует свою деятельность.


Роберт с воспитанниками дома-ребенка "Солнышко"

- В нашей школе есть специальная настенная газета, в которой описаны занятия всех педагогов в свободное время, - рассказывает благотворитель. - Там есть информация о моей деятельности в Украине. И хоть математика - дело важное, еще важнее адрес и фото дома ребенка «Солнышко», которые размещены в газете.

В Ашаффенбурге Роберт создал общество из 146 человек, которые платят ежегодные членские взносы. Эти деньги впоследствии попадают в дом ребенка «Солнышко», Матвеевский интернат и общество многодетных семей Запорожья. За все время общими усилиями им уже удалось собрать сто тысяч евро.

Роберт приезжает в наш город уже в седьмой раз. Каждый его визит длится по 8-10 дней. Эта добрая традиция зародилась с тех пор, как его семья пополнилась новым членом - запорожским мальчиком Ваней. Свое имя малыш получил на родине. С тех пор он так и остался тезкой чеховского героя. Причем в документах ребенок записан как Ваня, а не более привычно – Иван.


Роберт с Ваней

По словам Галины Галкиной, этому маленькому экс-запорожцу повезло. Ведь, как и большинство воспитанников дома ребенка, он имел проблемы со здоровьем, которые в будущем привели бы его в интернат. К тому же немцы, канадцы и французы неохотно берут больных малышей на родину. За всю историю существования «Солнышка» только три ребенка уехали в Канаду и около 10 детей - в Германию. Поэтому Ваня стал одним из последних запорожцев в этом списке.

Журналист «ИТ» познакомился со школьником на площадке «Солнышка», где он резвился наравне с остальными воспитанниками (дело в том, что мальчик ездит с отцом во все командировки в Украину). Сейчас бывшему запорожцу 9 лет, но на наш вопрос, чем ему нравится Запорожье, Ваня по-детски наивно ответил:

- У вас на улице часто валяются деньги. К тому же здесь хорошие малыши. В Германии дети более эгоистичные. Не очень щедрые и не хотят делиться.

По словам отца, Ваня посещает пятый класс, играет на пианино и раз в неделю ходит на плаванье. Также он активно поддерживает его на поприще благотворительности. Время от времени в школе мальчика проходят информационные базары, на которых он раздает флаеры с реквизитами запорожского дома-ребенка.

Чего ожидать иностранцам от местных приемных детей?

Но это сейчас, а тогда перед Робертом стояли множества вопросов, связанных с воспитанием приемного ребенка.

- В Киевском центре усыновления мне сначала предложили ребенка из Херсона, - вспоминает те времена немец, - но тот малыш был тяжело болен, у него не было почек. И ребенок нуждался в круглосуточной медицинской поддержке, заботе и уходе. Поэтому я попросил другого. Тогда нам показали фото Вани. На нем он был еще совсем кроха. Когда же мы приехали в Запорожье, то увидели, что мальчик вырос. Он сразу подбежал ко мне и закричал: «Папа!». Так все началось.

Главная трудность, с которой столкнулась немецкая семья после знакомства, – уже упоминавшийся языковой барьер. Но это не единственная причина непонимания.

- Есть большая разница в том, когда ты ждешь ребенка девять месяцев и затем его принимаешь, и в том, когда он уже есть готовый. Во втором случае ты не знаешь, чего от него ожидать, - делится опытом Роберт.

Тем не менее лучше так, чем провести в ожиданиях 2-4 года (именно столько времени требуется немцам, чтобы получить приемных детей в Германии).

Что же касается вопроса о втором малыше, то Роберт в этом деле не торопится. По его словам, в семье сейчас много трудностей и с первым. Хотя сразу же после усыновления Вани иностранец хотел забрать его родного брата. Но тут немца опередили жители Тель-Авива, столицы Израиля. Они усыновили маленького брата мальчика. Сейчас дети не общаются, потому что новая семья пытается изолировать ребенка от его украинских корней. Роберт же ведет совершенно другую политику. Поэтому Ваня даже знает несколько слов по-русски. Среди них «тапочки», «хлеб» и др.

На вопрос же, для чего он приезжает к нам в гости и, самое главное, по каким причинам помогает запорожским детям, Роберт сказал:

- Когда я впервые приехал в Запорожье, у меня сразу был шок от здешней культуры и бюрократии. В Германии юридические дела проворачиваются в два раза быстрее. На родине мы живем хорошо. И если у меня получится немного улучшить уровень жизни запорожцев – это хорошо.

Дело в цифре

По неофициальным данным, цена среднестатистического украинского сироты для иностранца – несколько тысяч евро. Все эти деньги идут посредникам, и ни копейки в бюджет страны. Ведь официально эта процедура является бесплатной. Вот и получается, что в том числе из-за теневого сиротского рынка заморские гости отказываются от наших малышей.



  Контактная информация