Детские дома и интернаты Запорожья

История для вдохновения: что происходит, когда сирота больше не сирота

Американка, усыновившая маленького запорожца с нашего сайта, вела свой блог о жизни малыша в их семье, о радостях и печалях. Как есть, по-честному, без лишних украшательств. Очень трогательно и тепло. Мы выборочно публикуем перевод некоторых записей

Автор: Аманда Седлер (Перевод с английского Юлии Алексеенко), positivelyhopefilled.com
Опубликовано: 2012-09-14 12-50-00  Просмотров: 3529  
Оставить комментарий




Джастин и Броди прибыли домой во вторник 24 января около 11 вечера. Их встретили 18 друзей и членов семьи. Ученики нашей подруги Сары (в ее классе учится и мой племянник) нарисовали приветственный плакат: «Добро пожаловать домой, Броди!», мама Джастина принесла гитару и ковбойскую шляпу, чтобы достойно встретить Броди в Техасе, а моя мама принесла огромную связку воздушных шаров, потому что Броди обожает воздушные шары. Мы благодарны еще одной нашей знакомой, Уитни Раньон, которая фотографировала весь процесс прибытия Броди домой. Были и слезы, и радостные выкрики, и объятия. Броди понравились подарки, и думаю, что ему также понравилось быть в центре внимания. Из аэропорта наша воссоединившаяся семья из пяти человек отправилась домой. Джастин показал Броди каждую комнату в новом доме и быстренько уложил мальчишек спать.









15 марта

* Когда Броди приехал домой, он испугался нашей собаки, но вскоре привык к ней. А на День Святого Валентина наша собака его укусила. На следующее же утро мы ее усыпили. На лбу у Броди остался небольшой шрам. Я скучаю по собаке, но у нас есть правило: кусаешь моего ребенка, тебя усыпляют… для общего блага. Броди чувствует себя хорошо, рану даже зашивать не пришлось.

* Первое время Броди укачивался в машине, если поездка длилась более 10 минут. Сначала мы думали, что у него пищевое отравление или мы накормили его чем-то, что не понравилось его желудку. Когда это повторилось несколько раз, мы поняли, что ребенок укачивается, и теперь, куда бы мы ни поехали, он всегда надевает стильные браслеты от укачивания Sea Bands. Я также вожу с собой несколько бумажных гигиенических пакетов, так, на всякий случай.

* Броди ест почти все, что мы кладем ему на тарелку. Он не очень любит сырые овощи, но обычно нам удается уговорить его съесть их, пообещав йогурт или какие-нибудь сладости. При виде незнакомой еды он отворачивается от тарелки быстрее, чем я успеваю сказать: «Попробуй». Я не могу заставить его жевать, но коктейль из шпината с мороженым ему понравился.

* За три недели пребывания дома Броди заполучил синяк под глазом, шрам от укуса собаки, две огромные царапины на лице и несколько царапин помельче от кто его знает чего. Бедный ребенок выглядел так, как будто мы выпустили его на ринг боев без правил и велели самому там разобраться.

* Наш Броди - ябеда и относится к этому очень серьезно. Мы ужинали в ресторане, и Рид раскрашивал картинку в книжке. Он немного вылез за контур и Броди его выдал. Если Вес или Рид трогают что-то, что я запрещаю им трогать, Броди бежит ко мне с уведомлением, что он – идеальный ребенок. Однажды я увидела, как он слегка задел рукой стену нашего дома. Он схватился за руку и прибежал ко мне с жалобой. На стену. Серьезно. Он уже ведет себя получше, но время от времени мне приходится напоминать ему, что иногда братья хранят секреты друг друга. «А теперь иди поиграй, а я разберусь со стеной».

* Броди также очень серьезно относится к своим «ранениям». Неважно, серьезная это травма или царапина, для него это очень важно, и он хочет, чтобы все об этом знали. Обычно я просто целовала место «бо-бо» и все. Но теперь он решил, что пластырь Band-Aid – это круто, и иногда слегка выходит за рамки, чтобы заполучить еще один.

* Недели через три или четыре после того, как мы приехали домой, Броди поразил нас, одним духом сосчитав от одного до десяти. Прежде он считал только до пяти, а тут оказалось, что неизвестно как выучился считать до десяти!

* Броди будет повторять слово «Мама», пока не убедится, что я обратила на него внимание. Потом покажет пантомиму – что именно он хочет мне сказать.

* Он не вспоминал о своей прежней жизни, своей группе, друзьях, воспитательницах или о чем-либо еще, связанным с Украиной. Нам сказали, что потребуются месяцы, а то и годы, чтобы он перестал печалиться о том, что осталось в прошлом, неважно, хорошем или плохом.

* Мои родители подарили Броди велосипед, и ребенок катался бы на нем сутками, если бы я разрешила, конечно. Ему нравиться бывать на свежем воздухе, и он показывает пальцем на каждый велосипед, который встречается нам по дороге. Велосипеды – его страсть (после йогурта и Любопытного Джорджа).

* Броди уже несколько раз был у врача, и мы рады сообщить, что у нашего ребенка нет кардиомиопатии. У него неплохие анализы, и доктор едва ли не в восторге от того, насколько крепкая у ребенка иммунная система для его возраста. Броди любит ходить к врачу, потому что всегда получает наклейку и мягкую игрушку. Я ненавижу эти походы, потому что вокруг чихает миллион больных детей, но я быстренько достаю свой антибактериальный гель – и мне не страшны притаившиеся повсюду микробы.

* Когда мы приехали домой, Броди похудел на несколько фунтов. Нам сказали, что это абсолютно нормально. Он уже наел эти фунты обратно и теперь весит 38 фунтов (17 кг). Хотя он по-прежнему кожа да кости, я, по крайней мере, знаю, что он ест разнообразную, здоровую и питательную еду.

* Броди начал ходить в воскресную школу. Ему нравиться ходить в церковь.

23 апреля

Мы наконец-то застраховали Броди. Это было очень нелегко. Сначала нам отказали в страховании, но мы оспорили решение и добились своего.

Мы привезли домой ребенка, который жил в детском доме с полутора лет. Мы привезли ребенка, который никогда в жизни не видел унитаза. Ребенка, который понятия не имел, что такое семья. Фактически, мы привезли домой пятилетнего младенца. Нужно было следить за его питанием, за его сном, за его стулом. Мы ходили с ним по врачам и 394 раза сдавали кровь на анализ. Мы наблюдали за его поведением, стараясь понять его личность, его сильные и слабые стороны. Нам необходимо было понять, что в его поведении результат жизни в детском доме, а что – поведение нормального пятилетнего ребенка.

Даже в самые тяжелые дни, в минуты отчаяния мы ни разу не засомневались в правильности своего решения усыновить Броди. Он наш сын и он должен быть здесь, с нами. Каждый день мы стараемся стать ему ближе, уверить его, что он с нами навсегда, стать такими родителями, которые ему нужны, чтобы вырасти полноценным членом общества. Он каждый день поражает нас своими успехами и достижениями. Он очень быстро учит английский, а если не может чего-то сказать – с легкостью изображает это с помощью пантомимы. Броди и Рид вместе с утра и до вечера. Они очень хорошо ладят и, даже если им случается поссориться или подраться, ребята все равно предпочитают играть вместе, чем в одиночку. Наш младший сын повсюду следует за ними как маленький брат (которым он и является), разрушая запутанные маршруты их игрушечной железной дороги, рассыпая драгоценный коллекции камешков и листьев и настаивая на том, чтобы быть в центре любого их дела.



Около месяца назад мы ехали домой от моих родителей, и Броди всю дорогу жаловался, что ему холодно. Поскольку он сам кожа да кости, ему всегда холодно, даже если на улице +27 и на нем ворох одежды. Я отмахнулась от его жалоб, посчитав их очередной попыткой привлечь к себе внимание. Когда Джастин переодевал Броди в пижаму, он сказал, что малыш слишком теплый. Ребенок вообще-то всегда теплый, и я не придала этому факту никакого значения. Но потрогав лоб малыша, я поняла, что он не просто теплый, он весь горит. Я измерила ребенку температуру – 40,1! Мне стало не по себе. Разумеется, я не стала в панике носиться по дому, но внутри у меня все оборвалось. Мы вызвали врача, и он сказал, что ребенка срочно нужно везти в отделение интенсивной терапии местной детской больницы. Я прыгнула в машину и гнала как сумасшедшая, молясь, чтобы все обошлось. Мы приехали. Приемный покой был ЗАБИТ! Помещение было настолько переполнено, что некоторым людям приходилась ждать стоя. Везде спали дети. Мне еще не приходилось возить детей в отделение интенсивной терапии. Было уже десять вечера, воскресенье, и я принялась рассылать смс-ки друзьям с просьбой молиться, чтобы мы как можно быстрее попали в больницу. Нас записали, и мы присели в ожидании. Буквально через пару минут нас вызвали. Опасаясь, что остальные родители нас просто линчуют, я поспешила к ожидавшей нас медсестре. Температура спала до 39 с чем-то, но все равно оставалась слишком высокой для такого ребенка. Нас поместили в палату, и началось: рентген, кровь на анализ, капельницы с самым «Мотрином» за всю историю существования больницы. Броди очень устал, но не хотел отдохнуть и смотрел кино на iPad'е. Я тоже немного пала духом, прокручивая в голове самые страшные сценарии. Напомню, что страховки у него НЕ БЫЛО! Четыре часа спустя врачи определили, что температура поднялась из-за какого-то загадочного, но безвредного вируса, и нас отпустили домой. Я была так рада, что все почти обошлось, но я также думала о счетах, которые нам придется оплачивать после этой температуры. Счета приходили постепенно, и нас уже не ужасает цена одной дозы «Мотрина», назначенная сотрудником больницы. Мы работаем над тем, чтобы больница снизила свои претензии до разумных пределов, и не очень переживаем по поводу оплаты оставшихся счетов. Это был тяжелый урок, но я его усвоила и теперь я знаю, как уладить подобные проблемы с Броди в будущем. С каждым днем он все лучше говорит по-английски, и я думаю, ему теперь будет легче объяснить нам свое состояние, чтобы мы могли определить: это что-то серьезное или просто легкое недомогание.

13 мая

Дела у малыша идут прекрасно: он здоров и живет в семье, которая его очень любит. Наш сын забавный, смышленый, задорный, активный, счастливый. Он обожает кататься на велосипеде и смотреть мультфильм «Любопытный Джордж». У нашего сына двое братьев, которые полюбили его с первого взгляда. У Броди полно двоюродных братьев и сестер, бабушек и дедушек и прочих родственников которые с первого дня полюбили его как родного. Мальчику нравится ходить в церковь, кататься на машине, ходить в гости к обеим бабушкам, играть в грязи, считать самолеты в небе, ловить жуков, рисовать и раскрашивать картинки, плавать и помогать папе во дворе. Броди дружелюбный, добрый, ласковый, ловкий, и у него такой заразительный смех, что я всегда смеюсь ему в ответ. Глаза у него такие черные, будто сделаны из чистого шоколада. Настолько черные, что даже зрачков не видно. Волосы у Броди густые и мягкие. Он худенький, но мускулистый. Он сложен как маленький гимнаст, и у него такая же великолепная координация движений.

Приемная мать Броди благодарит его родную мать (к сожалению, покойную) за подаренную ее сыну жизнь и обещает помнить о ней.

Я обещаю любить его как родного, научить его хорошо относиться к людям, любить Иисуса, ценить чувства других, наслаждаться любыми мелочами жизни. Я обещаю помочь ему развить его таланты и способности, дать ему образование, просить прощения, когда буду неправа, научу его, что скромность и смирение – это достоинства, хотя весь мир будет утверждать обратное. Я обещаю хвалить его за успехи и сводить его на мороженое в неудачный день.



P.S. В более ранних постах о самом ребенке почти ничего не сказано, только о радости родителей от предстоящей встречи, о приезде мамы домой из Украины, о том, как папа с сыном возвращались из Украины домой, и как долго не могли выбрать имя для мальчика.



  Контактная информация