Детские дома и интернаты Запорожья

Лена Данилова: «Современные Дети Лишены Дискомфорта»

Редкая мама не знает, кто такая Лена Данилова. Автор многочисленных учебных пособий по раннему развитию детей, разработчик игр и игрушек, ведет занятия и семинары для родителей, путешественница, блогер

Автор: Ольга Чижова, matrony.ru
Опубликовано: 2015-02-09 12-00-00  Просмотров: 1706


Редкая мама не знает, кто такая Лена Данилова. Автор многочисленных учебных пособий по раннему развитию детей, разработчик игр и игрушек, ведет занятия и семинары для родителей, путешественница, блогер.

Все, о чем Лена пишет, основано на родительском опыте. У нее пятеро детей: Миша (23 года), Лиза (21 год), Катя (17 лет), Саша (9 лет) и Вася (7 лет).

— Лена, расскажите о своей родительской семье. У вас тоже много братьев и сестер?

— Нет, у меня есть только старший брат. Наш отец умер довольно рано и фактически нас растили мама и бабушка — мать моего отца. Почти все свое детство я провела в казенных учебных заведениях, поэтому можно сказать, что я похожа немного на маму, немного на бабушку и отчасти сама на себя, потому что брала пример с педагогов, с других людей. С года и трех я жила в садике на пятидневке, а потом, до 8 класса, в школе-интернате. Это было суровое учреждение со сложными отношениями и с учителями, и с одноклассниками, которое, впрочем, сейчас я вспоминаю даже с благодарностью. Если б не эта школа, я была бы другим человеком. Думаю, я не выдержала бы той нагрузки, которую мне приготовила жизнь.

— Почему вас туда отдали? Потому что родители работали с утра и до ночи?

— Думаю, да. Мне трудно судить об этом. Я бы на их месте этого не сделала. Но я на своем месте, а они тогда были на своем. Значит, так судьбе было угодно.

— Скажите, а в этой школе у вас был учитель, который бы вызывал у вас восхищение?

— Конечно, были такие педагоги, которые восхищали знанием своего предмета. Были фантастически интересными учительницы по географии, историк. Но если говорить о воспитательной работе, человека, к которому хотелось бы тянуться, там не было.

Но вот кто сыграл важную роль в становлении моей личности, так это бабушка Татьяна Николаевна и ее окружение. С десяти лет мы с братом каждые выходные ходили в театр. Мы пересмотрели весь репертуар московских театров, причем не только детские спектакли. Это очень повлияло на мое культурное становление. Кстати, бабушка 50 лет играла в народном театре. В гостях у бабушки и дедушки бывали знаменитые художники, писатели, артисты. И к каждому приему гостей велась тщательная подготовка: писались стихи, романсы, к бабушке приезжала педагог по вокалу, и они вместе придумывали арии, пьесы, чтобы потом показать их гостям. Это была фантастическая жизнь! Мне доверялось полностью накрывать на стол. Я сервировала стол, делала красивые карточки по рассадке гостей. И все это происходило в торжественном, творческом, приподнятом духе.

Кроме бабушки, несомненно, на меня сильно повлиял дед. Его преданность своему делу, его кристальная честность и порядочность были всегда путеводной звездой для меня.



— Наверное, тяжело было потом возвращаться в интернат, когда выходные дни заканчивались?

— О да! Но у меня не то что не было выбора идти в школу или нет, у меня даже мысли не было о том, что такой выбор может быть. Родители сказали, ты теперь учишься в интернате и живешь там.

Однажды у меня появилась гениальная мысль, что я могу притвориться больной и не идти в школу. Тогда меня отправили в больницу, а она у нас была ведомственная, при ЦК КПСС, и там было просто роскошно по сравнению с интернатом. Потом я поехала долечиваться в санаторий им. Герцена. Когда я в свои 10 лет уловила этот алгоритм, тогда-то я поняла, как надо выживать. Но это была борьба за свою жизнь, потому что действительно дискомфорта было очень много.

Вообще дискомфорт — это тоже очень нужная часть жизни. О чем современные родители совсем забыли. Другое дело, что он должен быть дозированный. Современным детям наоборот не хватает дискомфорта— повсюду сплошной комфорт. И это очень плохо. Конечно, есть какие-то необратимые вещи, например, тесная квартира — это тоже дискомфорт. Но они с лихвой компенсируются тем, что у каждого есть свой компьютер, айпад, телефон, их водят в кино и по ресторанам. Дискомфорта нет. Дети не успевают почувствовать, что надо научиться терпеть, чего-то ждать, что-то преодолевать. Эти важные вещи, ключевые, они ушли из детства вообще. Поэтому они растут не приспособленными к жизни. Хорошо тем, кто ходит в спортивные секции, с родителями в походы. Везет тем детям, у кого много братьев и сестер. Ну куда ты денешься в многодетной семье? Мама сказала, сегодня ты сидишь с двумя младшими, значит, ты с ними сидишь, хотя все твои друзья пошли в кино.



— Лена, кого бы вы назвали своим первым учителем? Учителем с большой буквы?

— Наверное, это Николай Иванович — учитель рисования из санатория им. Герцена, где я бывала по несколько раз в год. Я его безмерно уважала. В его кабинете я проводила многие-многие часы, не ходила на прогулки, в кино, а только рисовала. Он был спокойный. И это меня в нем подкупало. В моей семье все импульсивные, взрывные, энергичные. Его спокойствие меня очень умиротворяло. Кроме этого, что очень важно, он был настоящий знаток своего дела, его работа меня завораживала. Он меня заразил любовью к своему делу. Там же, в санатории, у меня была совершенно необыкновенная воспитательница Зоя Николаевна. Это был примерно 1982 год, но до сих пор я помню каждое ее слово. Она каждый день после полдника читала нам интереснейшие лекции. Она всегда так здорово была готова к своим занятиям. Как педагог она, наверное, повлияла на меня больше всего. Толпа одиннадцатилетних сорванцов сидела в полнейшей тишине и слушала, как Зоя Николаевна тихим голосом что-то рассказывала.

У меня было очень странное детство: с одной стороны — интернат с детьми рабочих и уборщиц, а с другой – санаторий им. Герцена с детьми партийной элиты.

— Давайте поговорим о днях сегодняшних. Расскажите немного о ваших детях.

— О них я могу говорить много (улыбается). Мой первенец Миша — абсолютный интроверт. Он все время интересовался техникой. Корабли, мотоциклы, машины — его главный интерес с детства. Миша в начальной школе успел поучиться на домашнем обучении, потом школа, потом два года кадетского корпуса и снова домашнее обучение. Отучился несколько лет в Институте телевидения и радио. Одновременно работал администратором в программе «Специальный корреспондент». Но решив, что телевидение это не его, занялся своим любимым делом — авто и мотосервис.

Второй родилась Лиза — целеустремленная, яркая, цельная, всего добивается в своей жизни сама. С раннего детства знала, чего хочет. Могла до позднего вечера сидеть за английским, рано научилась читать и писать. Очень талантливая девочка и умная. Сейчас она заканчивает гуманитарный вуз по специальности «журналистика», а готовится поступать в летное училище. Учится заочно, потому что работает стюардессой в компании «Трансаэро». Мечтает стать летчицей, будет «Боинги» в небо поднимать.

О Катюше можно сказать, что она талантлива во всем. Она пишет сказки, рассказы. Если Лиза у нас спортсменка, то Катерина у нас ас в творческих сферах: музыки, живописи, психологии, педагогике. Пока она еще точно не определилась с выбором профессии, но, скорее всего, это педагогическая стезя. Уже сейчас она занимается с детьми на дому музыкой и учится в педагогическом училище.

Саша — очень способная девочка, да ещё и легко выдерживает большие нагрузки. Я еще никогда не встречала таких детей. Помимо русского языка она учит еще четыре (!) иностранных. У нее очень хорошая языковая жилка. Сейчас она занимается конным спортом. Когда мы жили в Эквадоре, всерьез занялась плаванием, была чемпионкой города. Но главное достоинство Саши в том, что она очень добрая, сердечная девчонка, невероятно сочувствующая, умеющая любить.

Василий чем-то похож на мальчика из фильма «Звездочки на Земле». Немного замкнутый, больше всего на свете любит рисовать. И это всегда яркое необычное творчество: у Васи очень сильное видение цвета и композиции. Конечно, умения у него мало, но то, что с трех лет в нем проглядывались задатки, говорит уже о многом. Он до сих пор зеркалит буквы и ему сложно читать (к слову, о схожести с киногероем). У мальчика явно нестандартное видение мира. Например, решая примеры, он к каждой цифре пририсовывал бантик, юбочку или копьё. Только многократное повторение и практика счета помогли ему в конце концов научиться считать.



— Гордитесь детьми?

— Конечно! Но я ими горжусь не потому, что они чего-то достигли в жизни, вовсе нет. Это даже нельзя назвать словом «гордиться». Горжусь, наверное, тем, что мы смогли пронести очень искреннюю дружбу через всю нашу жизнь. Я понимаю, что самое главное, чего я в жизни добилась, это хорошие отношения со своими детьми. Мы дружим, мы можем собраться за столом, приготовить все вместе ужин, здорово посидеть, поболтать, посмеяться, совершенно искренне, не натянуто. Мы действительно друзья — это очень классно. И они хорошие люди — этим я горжусь. Они не предадут, не бросят, они подставят плечо, спасут друга в беде.

— Лена, я знаю, что Саша и Вася находятся на домашнем обучении. Почему вы сделали этот выбор?

— Трое моих старших детей учились в обычной школе. Все трое под конец уже не выдерживали и уходили, сдавая экзамены экстерном. У современной школы столько минусов, что перечислять можно долго. Но один из очевидных минусов для меня — неоцененность индивидуальности в школе. Всем нужно быть одинаковыми. Я считаю, что нельзя всех детей учить под одну гребенку, потому что все ребята разные. В стандартной школе дети привыкают делать то, что им говорят и как. Полнейшее исключение собственной фантазии. Творческие люди остались на этой Земле вопреки школе. Поэтому Саша и Вася на домашней, а точнее семейной форме обучения.

— Скажите, соответствует ли уровень знаний, к примеру, семиклассника на семейном обучении и обычного ученика?

— Скажу так, этот уровень будет разным. Если ребенок до 7 класса учится на домашнем обучении и родители уже справляются, к ним приходят заниматься репетиторы, то у такого ребенка остается гораздо больше времени на дополнительное изучение вопросов. Никто никогда не даст гарантий, что если вы забрали ребенка из школы, то все будет отлично. Это тяжелейший труд. И это не только труд по организации процесса и контролю, это еще и самоорганизация. И прежде всего это самоорганизация для родителей. Все гуманитарные предметы можно делать самим, а на алгебру, физику, химию можно вызывать репетиторов или использовать онлайн-уроки. Но этим нужно заниматься, нельзя пускать на самотек.

— Лично вы рекомендуете семейное обучение?

— Нет, рекомендовать я не берусь, потому что это тяжелейший выбор. Есть много за, есть против, но выбор делает родитель. Для меня в домашнем обучении больше свободы, творчества, независимости, учебных возможностей. Не надо ждать, когда весь класс пройдет материал, а можно быстренько двигаться дальше. Для меня больше плюсов. А для кого-то будет больше минусов. Домашнее обучение — это не панацея. Если при этом ребенок целыми днями сидит за компьютером, считайте, что все усилия бесполезны. Это должно быть образом жизни семьи. Домашнее обучение не может спасти от проблем. Оно может быть дополнительным звеном. Еще раз говорю, что если ребенку предоставлен компьютер, то он не будет с его помощью ничего учить, он будет играть. Родитель должен быть все время рядом.

— Лена, вы много путешествуете по миру. Скажите, учить всех одинаково — это особенность только нашей страны?

— Скорее всего, это общемировая тенденция. Во всех странах есть разные школы. Например, есть такие школы, где каждый ребенок индивидуально идет по своей программе — школы Монтессори. К сожалению, в России и на всем постсоветском пространстве они не очень развиты. Саша с Васей ходили в частную школу в Эквадоре. Но там совсем все по-другому: крошечные группы, очень много интересного, совершенно другой подход к образованию (обучение стоит чуть больше 200 $ в месяц). Еще у детей был опыт учебы в итальянской школе.

— Бывают ли у детей психологические проблемы при обучении в иноязычной школе?

— Конечно, бывают, но у наших детей нет, потому что они были к этому очень хорошо подготовлены. Одно дело, когда родители сами в России, а ребенка отдали учиться в Англию. Другое дело, если они все вместе в другой стране и ребенок после школы возвращается в семью. Он ушел в школу на три часа, а потом вернулся в свою русскоязычную среду. Если вы планируете отдать ребенка в иноязычную школу, то дома должны учить этот язык вместе с ним, помочь ему адаптироваться.

— Лена, интересно ваше мнение по вечному вопросу: совместимы ли дети и мультики?

— Мультики — это хорошо, если они дозированы, тщательно подобраны, если их смотрят немного (немного за один раз и не слишком часто). Тогда они становятся как книжка. Можно использовать их и в учебных целях, и в воспитательных.

— Как многодетной маме успевать делать свои рабочие дела? Тяжело ли вам было растить детей и вести бизнес?

— Да, тяжело. Это сейчас бизнесу уже много лет, и он сам работает. А когда я его выстраивала, сидела по 12 часов, не поднимаясь из-за компьютера, и отбегала постоянно к детям. Вокруг меня сидели малыши и играли. Бизнес и дети — это тяжкий труд. Когда я понимала, что не обойдусь без посторонней помощи, то на генеральную уборку раз в неделю приглашала малообеспеченную подругу, которая за умеренную плату помогала мне. Были времена, когда мне нужна была няня на пару часов в день. Но это было месяца два-три, потом я уже сама справлялась.

— Как выделить время на собственное дело?

— Сначала надо расставить приоритеты и выделить время на детей. И, пока это возможно, уделять время только на детей. А когда ясно, что можно выкроить время еще на что-то, тогда потихоньку начинать воплощать что-то для себя. Но это не должно идти в ущерб детям, иначе грош цена такому бизнесу. Это будет уже не мама.

Беседовала Ольга Чижова

Фото из личного архива семьи




Данная статья принадлежит к категориям:
     Публикации с других источников    Полезные ресурсы для приемных родителей    



  Контактная информация