Детские дома и интернаты Запорожья

17 вещей, о которых Стелла Янг хотела вам рассказать

Стелла Янг умерла, когда ей было 32 года. Она была пылкой, дерзкой и остроумной защитницей людей с особыми потребностями. Вот 17 вещей, о которых она хотела рассказать людям

Автор: Мэтью Лидди, (Перевод с английского Юлии Алексеенко), abc.net.au
Опубликовано: 2015-03-13 18-00-00  Просмотров: 1622




Я начала называть себя женщиной-инвалидом и калекой. Вот уже добрых 13 лет, с тех пор как я впервые назвала себя калекой (а было мне тогда 17 лет), это слово приводит людей в ужас. А я так делаю, потому что это слово позволяет мне чувствовать себя сильной и могущественной.

Половина всех людей с особыми потребностями [в Австралии] живет на грани или за чертой бедности. Менее 40 процентов таких как мы представлены на рынке труда… В сущности, Австралия занимает последнее место среди стран-членов ОЭСР по уровню качества жизни людей с особыми потребностями.

Я танцую с целью заявить о чем-либо, ведь увечное тело декларативно по определению. Но чаще всего я танцую по тем же причинам, что и все остальные – танец поднимает мой упавший дух и наполняет меня радостью.



Эти фотографии – а их здесь великое множество – это то, что мы называем порнографией для вдохновения. И я намеренно использую термин «порнография», поскольку одна группа людей рассматривается как объект удовлетворения потребностей другой группы людей.

Эта цитата: «Единственная ограниченная возможность – это ограничение своих возможностей» - полная чушь. Сколько ни улыбайся ступенькам на лестнице – она не превратится в пандус. Сколько ни стой посреди книжного магазина, излучая оптимизм и веру в себя, ни в одной книге не появится шрифт Брайля.



Я думаю, вопрос не в том, может ли Австралия себе это позволить, а в том, как долго мы еще сможем без этого обходиться.

Я хочу жить в мире, где от людей с ограниченными возможностями ожидают нечто большее, чем просто способность проснуться утром. Я не хочу, чтобы меня поздравляли с тем, что я сумела встать с постели и вспомнить собственное имя. Я хочу жить в мире, где ценятся настоящие достижения таких как мы.



Не важно, как мы оказались в этом кресле. Честное слово. Если вы просто сидите рядом с нами в поезде или принимаете наш заказ в кафе, вам не нужно знать подробности.

Здоровый человек рядом с нами необязательно сиделка. У инвалидов есть друзья, партнеры, дети, родители, братья и сестры, семьи – все, как у любого из вас.



Люди с особыми потребностями не всегда милы и приятны. Как и все, мы психуем, если что-то идет не так.

Ваши дети будут пялиться на нас. И это нормально… Если вы велите им отвернуться или запретите задавать вопросы, потому что вам кажется, что нас это заденет, вы научите их, что выглядеть не так, как все – стыдно. А на самом деле это не так.

Я уже давно атеистка, с тех пор, как узнала, что на небеса нужно подниматься по лестнице.
Из выступления Стеллы Янг выступает на Всемирном съезде атеистов

Возможно, Питер Сингер и ценит жизнь, которой я живу, и даже относится ко мне как к равной, но он все равно считает, что для соблюдения равновесия родителям и врачам должно быть предоставлено право прекратить жизнь таких как я, пока она не стала источником постоянных проблем. И это касается меня лично, как и многих людей с особыми потребностями.
Стелла Янг комментирует точку зрения философа Питера Сингера на право родителей убивать своих новорожденных детей-инвалидов.



У нас так мало возможностей публично и громко отмечать достижения нашего сообщества людей с особыми потребностями и ограниченными возможностями. Руки прочь от Параолимпийских игр!

Я обещаю хвататься за любую возможность обеими руками, как можно чаще говорить «да», рисковать и пугаться до обморока, и иметь чертову уйму поводов для радости.

Я никогда не думала, что умру молодой. Но я понимаю, иногда до боли, что со многими людьми это случится.




  Контактная информация