Детские дома и интернаты Запорожья

Cвой среди чужих, чужой среди своих

Четырёхлетнего Андрея Курника спасают все, кроме мамы

Автор: Левченко Ирина, фото автора, Газета "Индустриальное Запорожье"
Опубликовано: 2007-10-31 00-00-00  Просмотров: 7789




Об этом пацанёнке мне рассказал Виктор Фалько - директор Мирненского приюта для несовершеннолетних, который находится в Мелитопольском районе. Случай не то чтобы из ряда вон выходящий, но нередкий и потому заслуживающий внимания: у малыша, мама которого не исполняла родительских обязанностей, было обнаружено онкозаболевание. И неравнодушные люди сделали всё, чтобы его спасти. Однако облегчённо вздохнуть ещё рано.

В ХОЛОДИЛЬНИКЕ – ТОЛЬКО СПИРТНОЕ

Страшно представить, чего этот малыш уже натерпелся за свою короткую жизнь, - не скрывая возмущения, рассказывает начальник службы по делам несовершеннолетних Михайловской райгосадминистрации Руслан Москалец. – Его мать, Наталья Курник, 1976 года рождения, сыновей – Сергея (2001 года рождения) и Андрея (2003 года) воспитывала в одиночку. Не работала, злоупотребляла спиртным, о детях не заботилась. Эта семья была у нас на учёте. И вот, представляете, приезжаем мы к ним зимой и видим за окном в холодном доме Серёжку – в одной футболочке, даже без трусиков. Полы в жилище сорваны и истоплены в печке! Спрашиваем: «Что ты кушал?». Отвечает: «Горох…». По всей Михайловке искали горе-мамашу, нашли её с малышом у подруги. Привезли домой. В холодильнике из еды – бутылка вина и бутылка пива! За домом – целая гора пустой стеклотары, которую я специально сфотографировал. И после этого мама мальчишек доказывает нам, что она не пьёт?! Родственников у этой женщины здесь нет, выходит, на сердобольных бабушек надеяться нечего. Поэтому собранные материалы мы отправили в суд, и 21 июня этого года было принято решение о лишении её материнских прав и передаче детей в Мирненский приют.

«В МЕНЕ КРУГЛА ГОЛОВА – ОКА ДВА І ВУХА ДВА»

Познакомиться с малышом мне удалось не сразу: к этому времени он был переведён в Бердянскую школу-интернат, где, если судьба его не сложится иначе, возможно, пробудет до своего совершеннолетия. Директор школы-интерната Галина Мечёва попросила меня о небольшой отсрочке визита, чтобы малыш успел адаптироваться в новом коллективе. А затем не без гордости познакомила с жизнью своих питомцев.





Убогим это заведение не назовёшь – помещения добротно и с любовью отремонтированы, кабинеты оснащены мебелью, стены коридоров украшены великолепными рисунками воспитанников. А какие поделки здесь умеют изготавливать ребятишки под руководством талантливых преподавателей! Подобные сувениры дорого стоят на лотках у народных умельцев.

В директорском кабинете глаза разбегаются от обилия медалей и кубков, завоёванных на спортивных соревнованиях всех уровней.

Уютно в столовых и спальнях, игровой зал для малышей у любящих родителей просто вызывает зависть – так тут солнечно и ярко.

Своего героя я отыскала в кабинете приёма синглетно-кислородной пенки (очень полезной для здоровья малышей процедуре). Крепкий живой малыш был весел и беззаботен. Обрадовался подаренному зайцу и тут же с помощью воспитателя придумал ему имя – Ушастик. В благодарность прочитал мне на украинском языке стишок: «В мене кругла голова, ока два і вуха два, ніс один, ротик маленький і волосячко тоненьке», внимательно следя за подсказками воспитателя. А вот всем известное «Наша Таня громко плачет…» одолеть не смог, начал импровизировать про уточку, которая плыла по речке.

Ещё удалось выведать, что у Андрюши есть друг Коля, который не дерётся и девочек не обижает. Больше расспросами я малыша не донимала, отпустив его к приятелям и игрушкам.

- Мальчик уже привык, очень любит общаться с детками, - вслед ребёнку произнесла Зоя Машкова, заместитель по дошкольному воспитанию. – А первое время все его рассказы были о больничной палате, где он провёл несколько месяцев. Он попал к нам 12 сентября по направлению областного управления по делам несовершеннолетних. А затем его возили в областную детскую больницу для планового обследования и решения вопроса о социальном пособии по инвалидности.

- В областную больницу он поступил с диагнозом: «Лимфогрануломатоз» - это онкопатология лимфатических узлов, увеличение шейного лимфоузла, - знакомит с историей болезни Андрюши врач интерната Нина Мазур. – Неладное заподозрили в Мирненском приюте, где находился ребёнок, и срочно отправили его в Запорожье. А там уже прооперировали, провели химиотерапию. На январь намечена очередная госпитализация. У него имеются и другие заболевания, которые, однако, успешно вылечиваются при хорошем уходе. И если бы он жил в благополучной семье, любовь и забота не оставили бы шансов для недугов.

Возможно ли это? Безусловно. Более того, новые родители Андрюши вполне могут оказаться богатыми иностранцами – десятки (!) бывших бердянских интернатовцев теперь свободно болтают по-английски, французски и итальянски, и шлют бывшим воспитателям восторженные письма по электронной почте. Я в этом убедилась, пролистав так называемую «папку счастья» с фотками в директорском кабинете.

Знаю, что берут ребятишек и в украинские семьи. Чаще – в так называемые «приёмные», без усыновления/удочерения. Знаю также и то, что наши новоиспечённые родители далеко не всегда готовы обеспечить детям эстетическое воспитание, которые те получали в интернате. А бывает и такой расчёт: «Вот получим «детские» деньги и коня в хозяйство купим».


АМПУЛА ЛЕКАРСТВА ЗА 1000 ГРИВЕН

Андрейкина судьба свела меня ещё с одним нерядовым человеком – 27-летним запорожцем Альбертом Павловым, который основал благотворительный фонд «Счастливый ребёнок». Деньги, поступающие на счёт от соотечественников и зарубежных добрых людей, идут на помощь детям-сиротам и онкобольным ребятишкам. И уж, конечно, в первую очередь – сиротам-онкобольным. Кто-то удивится: с чего бы такой альтруизм?

- Вообще мы, как волонтёры, занимаемся интернатами с осени 2003 года, - объясняет Альберт. – Просто тогда мы с женой познакомились с семьёй верующих, которые помогали 3-му интернату на Кичкасе. Стали и мы туда ездить: брали детей домой – кормили вкусненьким, водили на экскурсии и в походы на Хортицу, обучали компьютерной грамоте. Потом пришла идея – так как я программист – создать сайт и, аккумулируя средства, улучшать жизнь детей, оставшихся без родителей. Первоначальная цель была добавить компьютеры в интернат. Затем столкнулись с проблемой онкозаболеваний. Найдутся люди, которые возразят: «У нас лечение онкобольных детей вообще бесплатно в области!». И возражают, и доказывают это с высокой трибуны. Вне её добавляют: «Лечение бесплатное в рамках, установленных Минздравом норм».

Только теория от практики сильно отличается. Речь идёт об огромных деньгах. Сейчас собираем средства на операцию по трансплантации костного мозга Данилке Пшеничному – усилиями многих людей уже собрано 75 тысяч долларов! Например, есть такое лекарство «Темодал». Мы три месяца покупали его девочке с опухолью мозга. А курс был назначен 10 месяцев - по 1,5 тысячи долларов в месяц. Мама в селе, ещё двое детей, отец ушёл из семьи… Потом болезнь усугубилась, и она умерла. Изначально знали, что шансы малы, но не помогать было нельзя. У девочки даже наблюдалось улучшение, она стала вставать с кровати – рисовала, писала, общалась... Разве можно было её этого лишить, хотя изначально было всего 5% шансов надежды? Это сложно понять, пока беда не касается родного и любимого человека.

А ещё невозможно начать лечение без томографии, которая стоит от 600 до 1300 гривен. На ней определяется стадия болезни, от неё назначается курс лечения, в котором нельзя ошибиться. И счёт идёт на дни, чтобы спасение из виртуального стало реальным. Мы не просто призываем помогать, а предлагаем власти расставить приоритеты – что нам, жителям Украины, Запорожского края, сегодня более необходимо? И мосты, и соборы, и фонтаны, и многое другое. А больные дети? Загляните на сайт www.deti.zp.ua, узнайте детские судьбы, и у вас непременно произойдёт переоценка ценностей.

Андрюше Курнику мы тоже помогали. Например, когда ему химиотерапию назначили, то на спонсорские деньги наняли ему няню – каково было малышу лежать под капельницей? Плюс томографию, лекарства проплачивали из фонда. Кстати, это не было исключительным случаем, мы работали в обычном режиме, делали, что могли. Вот бы теперь ещё найти семью, которая согреет его любовью и лаской!

МАМА ПРИЕХАЛА «С ОДНИМИ ГЛАЗАМИ»

Альберт ведёт меня в гематологическое отделение областной детской больницы, где в течение недели бывает не раз и где родители маленьких пациентов подпитываются от него верой в их исцеление. Вход сюда только в сменной обуви и без верхней одежды. Над дверями – икона Божией Матери «Семистрельная». «Она как бы охраняет отделение от всех неприятностей, - поясняет и.о. заведующей Любовь Шевцова. – К нам сюда и батюшка приходит – причащает детей, службу проводит, они все его ждут. А прихожане собирают деньги, помогают закупать медикаменты, оборудование».

Восприимчивые к вирусам и микробам ребятишки прячутся за марлевыми повязками, видны только не по-детски рассудительные глаза. Я не в силах встречаться с ними взглядом от житейского бессилия: чем могу помочь? Они же, не без помощи врачей, даже в этой ситуации стараются сохранять интерес к жизни – старшие ребята перебрасываются за столом картишками, малышня толпится у компьютера. На девчачьей тумбочке вижу целый арсенал косметических средств, спиной ко мне на кровати сидит лысый от химиотерапии паренёк, а вокруг - россыпи деталек конструктора «Лего». А вот иконки стоят практически в каждой палате. Жизненного простора минимум: палата на 4 кровати и проход между ними – всего 25 детей и несколько родителей, которые ютятся на краю детской кровати в полувисячем состоянии. Так живут месяцами!









- Никогда не забуду, как уже перед выпиской, в одно из моих субботних дежурств, Андрюша бежит навстречу мне по коридору, обхватывает руками, трётся лицом об меня и говорит: «Выписывайте меня, я уже здоров!», - на глаза врача-гематолога Светланы Падалко наворачиваются слёзы. – За 4 месяца пребывания у нас он так вырос и изменился! А ведь когда приехал, то даже не знал, кто такой Дед Мороз, не знал, как ползает улитка, был полностью заброшенным. Зато ругательства бессознательно произносил и непристойные движения делал. В общем, чего насмотрелся, то и повторял… Он, кстати, был всеобщим любимцем в отделении. Мне удалось увидеться с его мамой – я так поняла, что приезжала она не по собственной инициативе – её обязали поинтересоваться состоянием ребёнка. Приехала с «одними глазами». То есть, не привезла ребёнку ни яблочка, ни игрушечки, ни трусиков! Я не удержалась и задала ей, может быть, бестактный, но обоснованный вопрос (малыш у нас находился с марта, проведать его она заявилась в конце июля!): «Почему вы до сих пор не были у ребёнка?». «Я работала!» - ответила она. И эту женщину мы больше никогда не видели. Наши мамочки как узнали, что приходила Андрюшина родительница, так были вне себя. Наверное, растерзать бы могли – каждая из них готова отдать свою жизнь за здоровье родной кровинушки, а тут – полное безразличие!

Недавнее контрольное исследование показало, что прогрессии опухоли у Андрюши нет. Мы проверили на всякий случай и его старшего брата - на данный момент Серёжа гематологически здоров. Мы все надеемся, что найдутся люди, которые не разлучат мальчиков, чтобы спустя годы они не искали друг друга через передачу «Жди меня».

…Меня и сейчас не оставляет в покое взгляд 8-летней Кристинки, у которой страшный диагноз – «медуллобластома», опухоль головного мозга. Потому гонорар за этот материал прошу перечислить в фонд «Счастливый ребёнок»:

ЗОД «Райффайзен Банк Аваль»
МФО 313827
ЕДРПОУ 35147620
Счет №2600294259
Получатель: БФ «Щаслива дитина»
Назначение платежа: безвозмездное благотворительное пожертвование.





Данная статья принадлежит к категориям:
     Украина    О сиротах    Запорожье и область    Больные дети    Публикации в прессе о сайте deti.zp.ua    



  Контактная информация