x

«Зеркало недели. Украина»: О родителях, психологии и укреплении тыла

«Гуртом легше й батька бити» — услышала когда-то в детстве и ужаснулась, поскольку очень любила своего отца. Но когда подросла и начала познавать мир посредством литературы, фильмов и рассказов друзей, поняла...
Автор: Людмила Смольская, http://www.zn.ua Опубликовано: 22 марта 2011, 21:00 2143

Каким должно быть воспитание детей

«Гуртом легше й батька бити» — услышала когда-то в детстве и ужаснулась, поскольку очень любила своего отца. Но когда подросла и начала познавать мир посредством литературы, фильмов и рассказов друзей, поняла: известное высказывание раскрывает одну из распространенных моделей украинского отцовства, где отец — беспомощный, слабый и виноватый.

Проблемы несоответствия матриархальных тенденций современным социально-психологическим запросам обсуждаются давно, однако воз и ныне там.

Воспитание ребенка как будущего семьянина — кто ставит перед собой такую задачу и как ее решает? В идеале этому учатся у собственных родителей. Однако мама редко стремится воспитать уважение детей к отцу. Она обижена, разочарована в нем, и ответственность за недостаточное внимание к детям перекладывает на мужа (его никогда не бывает дома, он мало зарабатывает, не берет на себя часть домашних хлопот, детьми не занимается, безынициативный и тому подобное). А отец, если он вообще есть, не умеет и не знает, как жить интересно и полезно вместе со своими малышами и женой, поскольку ориентирован на движение не во внутреннем, а во внешнем круге. Есть, конечно, сильные мужчины, которые способны стать лидером — и для жены, и для детей, но, пожалуй, их меньшинство. Суровая доминирующая мать и мягкий бесхарактерный отец — такое встречается намного чаще. Обида на мать не менее разрушительна, чем на отца. Я лично наблюдала реакцию студентов, когда во время занятий речь заходила о матерях, — у некоторых молодых людей глаза наполнялись слезами. Многие заочно обвиняют в жесткости и холодности именно мать и этим оправдывают свои теперешние трудности в личной жизни.

Однако интересно, что, согласно социологическим исследованиям, успешными и выдающимися людьми становятся не только выходцы из благополучных семей: около половины известных художников, ученых, представителей других сфер имели с раннего детства довольно ущербные социальные условия. Здесь и сиротство, и отсутствие отца, и ранняя смерть одного из родителей, и преследование и физические расправы со стороны одного из взрослых в окружении, запреты и наказания, нищета и болезни. У половины исследуемых выдающихся людей не было более-менее полноценных обстоятельств для развития таланта. И тем не менее они самореализовались и были счастливы.

Они смело двигались по жизненной траектории, искали себя, своими силами открывали истины. Теперь же подросткам из разных источников спешат сообщить, какими должны быть их родители, как они должны проявлять любовь и понимание и как скверно, когда с родителями что-то «не в порядке», — ведь это означает, что не видать в жизни счастья. Современная молодежь не просто конфликтует с родителями — она оценивает их не по голосу собственного сердца, а по тем полуфабрикатным клише, которые так услужливо подсовывает новейшая индустрия. Это индустрия психоанализа и соответствующей терапии. При неумелом использовании умозрительная теория дезориентирует человека, отворачивает его от активной жизненной позиции, от практических действий. Легко все валить на семью и воспитателей.

А ведь родительский вклад в характер и судьбу человека не стоит абсолютизировать и переоценивать. Ведь духовная эволюция зависит и от того, с какими задачами он должен справиться, например, с помощью своих родителей, часто далеких от совершенства. Здесь важен уникальный личный подход, собственная активность, отказ от стереотипов индустриального социума. Это и есть духовный путь, путь через узкие, а не широкие ворота. В молодом возрасте человек способен делать сознательный выбор и формировать новые ментальные и телесные привычки, буквально лепить себя и свою судьбу.

Однако так хочется, чтобы кто-то сильный и мудрый вел по жизни (нам очень нужен отец в широком смысле!) И жаждущие отправляются к психологам. Те укладывают клиента на кушетку или сводят людей с похожими проблемами в круг, как это делается еще с позапрошлого века в психиатрических больницах с душевнобольными, и вместе копаются в прошлом, обмениваются впечатлениями, ощущениями, мыслями — одним словом, занимаются душевным стриптизом. При этом декларируется «безоценочность и принятие», сосредоточенность на «здесь и сейчас» (это все равно, что сказать человеку: только не думай о белой обезьяне). Но после такой словесной терапии проблема отступает лишь на время.

Вообще стало модным многое интерпретировать с позиции психологических теорий, которые в грубой упрощенной форме подаются для популярного потребления. Теперь всему есть оправдание и «научное» объяснение. Людей можно читать — по внешности, жестам, их прошлому, даже по имени и дате рождения. Общаясь, ты уже «знаешь», какие скрытые мотивы могут быть у человека относительно тебя. Это убивает любовь, интерес к уникальности и динамике ситуации, мешает открытости и доверию между людьми. Появляется иллюзия контроля и превосходства над другими только потому, что тебе известно что-то такое, чего они сами о себе не знают.

Напряжение в обществе возрастает, популярную суррогатную психологию читают и смотрят по телевизору, а к психологам обращаются редко — то ли из-за предубеждения (ассоциация с психиатрией), то ли денег жалко, то ли сами ищут выход. Можно пойти в церковь, можно поговорить с отцом или мамой — и станет легче. Правда, все больше людей бьются опустошенными душами об экран телевизора или монитор компьютера, все чаще заедают, закуривают и запивают свою тревогу и свою никому ненужность.

Преодолевать трудности и препятствия, достигать новизны, творить мир каждый день заново, стирая негатив предыдущих не то что лет, а часов и минут, — это индивидуальное творчество личности. Доверять его кому-то — духовное нарушение. Другое дело, что кто-то таки должен быть примером, социальным образцом духовного отношения к себе и своему миру, кто-то должен учить любить себя. Идеально, чтобы это был отец. Но может быть и кто угодно — психолог, тренер, преподаватель, — важно, чтобы этот человек сам жил в тонусе тела, души и ума и был авторитетным.

Восточные учения и наш христианский источник Библия подчеркивают: тело — это храм души, материал и инструмент духовного творчества. Почему же нам поторопились подбросить умозрительные психоаналитические теории, а не сообщили, что телесное движение, телесные ощущения от дыхания, температурных контрастов, от сокращения и растяжения мышц — все это доступный и приятный процесс психотелесного дизайна, искусство выражения и переживания любви к себе и миру? Почему еще в детстве, когда такое большое доверие ко всему, исходящему от мира взрослых, мы не учим своих малышей приемам психотелесной саморегуляции? Почему не делимся с ними радостью от танцев, гимнастики под музыку, обливания холодной водой? Почему не ходим с ними хотя бы по выходным на спортивную площадку? Если заниматься своим телом, как и любым благородным делом, с удовольствием, если трудности воспринимать как приглашение меняться, то не нужны будут терапевты-аналитики ни нам, ни нашим детям.

Приятно замечать, что интерес к психотелесным практикам возрастает: все больше людей ищут студии для занятий танцами, йогой, восточной гимнастикой. Популярность моржевания распространяется среди молодых и здоровых людей, а не только среди пенсионеров, которые от боли и болезней готовы к экстриму. Но мало кто берет с собой детей — дескать, еще успеют, пусть поспят дольше, поедят сытнее. Отец или мать, которые оставляют ребенка дома у телевизора, отправляясь в спортивно-оздоровительный центр, лично у меня вызывают как минимум удивление. Возможно, семейный наставник думает, что кто-то другой поможет его ребенку познавать свои ресурсы, регулировать свои состояния, развивать красоту и силу собственного тела? А может, откладывает на потом — когда ребенок подрастет? Но потом оказывается слишком поздно.

Проблема, конечно, в духовности. Но почему-то акценты смещены на религию. Пошли люди в церкви, массово начали венчаться и крестить детей. В этом году ажиотаж на освященную воду во время Крещения превзошел все ожидания. И то лучше, чем ничего. Но это очень похоже на моду, то есть продвижение через широкие ворота. Духовность — это индивидуальный поиск точек приложения своего сердца к полезному делу. Инструментом и материалом является тело. Работая телом, мы гармонизируем энергию, наш мозг вырабатывает гормоны радости, а поэтому становится больше сил для нужных дел. В здоровом теле возникают оптимистические здоровые идеи, мозг легко перерабатывает факты и получает новую информацию. Здоровый человек энергетически открыт для любви. Детям это нужно, как и взрослым.

Телесные занятия требуют одухотворения и индивидуального наставничества. Стандартные тренировки в массовке по стабильной схеме быстро отбивают желание заниматься, да и эффект от них невысокий. Конечно, решающей является личность тренера. Если это специалист, который любит людей и верит в благородность своего дела, к тому же индивидуально и креативно подходит к каждому своему ученику или клиенту, то ему цены нет. Он символизирует духовное отцовство.

Когда нам трудно, мы нуждаемся в покровительстве, ищем одобрения. Когда испытываем радость — опять же хотим поделиться с теми, кто о нас думает, кто нас любит. Вот это и есть надежный тыл. А тылы требуют стратегического укрепления — очищения от обид и осуждения, постановки новых партнерских и самостоятельных целей. Тогда детям легко идти по жизни, — их тылы продолжают излучать тепло. И, кстати говоря, матриархат — это совсем не подавление, а поддержка, доброжелательность и помощь женщины своим близким. Чем теплее ее отношение к мужу, тем счастливее она сама, тем увереннее чувствуют себя дети. А мужчина у любящей чуткой жены становится и надежной крышей, и опорой, и стенами. И «бить» такого никому и в голову не прийдет.


Данная статья принадлежит к категориям:
     Воспитание детей и детская психология  Публикации с других источников  

Фонд "Счастливый ребенок" - эффективная помощь наиболее нуждающимся детям Запорожской области

Мы тщательно проверяем просьбы, защищаем жертвователей от мошенничества и даем возможность эффективно помогать наиболее нуждающимся.

Им нужна наша помощь:

Виктория Иващенко

Виктория Иващенко

Сахарный диабет

Программа помощи больным муковисцидозом (кистозный фиброз)

Программа помощи больным муковисцидозом (кистозный фиброз)

Давид и Никита Бурлай

Давид и Никита Бурлай

ДЦП


В 2020 вы помогли на сумму 6 503 532 гривен

Расходы фонда в 2020

152 больным детям: 3 768 721 грн.
Мед. оборудование: 240 549 грн.
Детдомам для инвалидов: 704 920 грн.
Детcкому экоселу: 338 755 грн.
Сиротам и малообеспеченным: 147 903 грн.
Помощь взрослым "Хелпус": 220 283 грн.
Служебные расходы: 664 330 грн.
Всего расходов: 6 313 563 грн.

Всего с 2007 оказано помощи на сумму 76 732 763  гривен

Детям нужна семья: Сергей П. (13.02.2012) и Дмитрий П. (11.03.2006)

Детям нужна семья: Сергей П. (13.02.2012) и Дмитрий П. (11.03.2006)

Дитині потрібна родина: Ірмгард Бріджет

Дитині потрібна родина: Ірмгард Бріджет

Дітям потрібна родина: Каміла С.(2007 р.н.), Кароліна С.(2009 р.н.), Кіра С.(2011 р.н.)

Дітям потрібна родина: Каміла С.(2007 р.н.), Кароліна С.(2009 р.н.), Кіра С.(2011 р.н.)