Дети Запорожья лого

За усыновление – 12,5 тысячи гривен

26 марта 2008, 0:00 7061 Автор: Татьяна Катриченко, «Главред» www.glavred.info Нынешний 2008 год указом Президента объявлен Годом усыновления и развития семейных форм воспитания. Это означает, что на государственном уровне было заявлено, что наша страна заинтересована в том, чтобы граждане Украины усыновляли детей.

Нынешний 2008 год указом Президента объявлен Годом усыновления и развития семейных форм воспитания. Это означает, что на государственном уровне было заявлено, что наша страна заинтересована в том, чтобы граждане Украины усыновляли детей.

По идее, с этого времени политика по усыновлению, определению сирот в приемные семьи, детские дома семейного типа в государстве должна сильно измениться. По крайней мере, последние социологические исследования свидетельствуют, что 19% семей готовы рассматривать вопрос об усыновлении, а 21% допускают, что могут взять в свою семью ребенка под опеку. Но надо понимать, что эта почти каждая пятая семья в Украине ориентирована не просто на усыновление, а на усыновление маленьких и здоровых детей. А это свидетельствует о том, что на самом деле в сознании людей все еще множество стереотипов. Украинцы пока не готовы просто помогать 30 тысячам детей-сирот (по данным Государственного департамента по усыновлению и защите прав детей), которые имеют на то юридические права.

И далеко не многим везет так, как маленькому Руслану, которого усыновила молодая украинская семья.

«…Привет Руслан! Ну, давай одеваться и пойдем домой, – сказала несколько лет назад мама Таня, приехав за малышом в больницу. – Смотри, какую я тебе одежду красивую принесла! Ой, какое пальто, мягкая шапочка, тепленькие штанишки – не будет холодно. Ну же, одевайся! Ну вот, хорошо. Теперь поедем домой. Ой, ты чего плачешь? Как не хочешь домой? А где ты хочешь быть? Ну, в больнице же детки не живут. Ты ведь домой хотел, тебя там все уже заждались – бабушка, дедушка, тетя Катя и маленький Сашенька. И я без тебя там буду скучать! Что же делать, когда горько плачет маленький человечек, который боится перемен в своей жизни...»

В плену тайн и стереотипов

В Украине распространено мнение, что если уж усыновлять ребенка, то только маленького, почти новорожденного. И это при том, что Семейным Кодексом запрещено усыновление детей до двухмесячного возраста, а статистика говорит, что из подлежащих усыновлению 30 тысяч детей 60% - старше десяти лет, и только 5% - в возрасте до пяти.

Специалисты департамента по усыновления рисуют две возможные схемы усыновления. Согласно первой, семья ориентирована на маленького ребенка. Такие граждане Украины, как правило, принимают решение об усыновлении, не видя малыша. По второй схеме, родители встречаются с ребенком в разных ситуациях (приютах, больницах) и после не могут отказаться от желания его усыновить. Получается, в первом случае люди, как правило, хотят решить свои собственные проблемы через усыновление – «быть такими родителями, как все», а во втором – они принимают решение помочь конкретному малышу.

Но если усыновлять более взрослых детей, раскрывается тайна усыновления, которую у нас пока еще никто не отменял (она определяется статьями 228-331 Семейного кодекса и статьей 168 Уголовного кодекса). В рагсе до сих пор по желанию родителей меняют ребенку имя, фамилию и отчество, место и даже день рождения (в пределах шести месяцев). Но, как показывает практика, часто находятся какие-то «доброжелатели», которые «открывают глаза» на происхождение уже подросшему ребенку. Вот поэтому некоторые психологи считают, что знание ребенком, что он приемный в семье, с самого детства поможет избежать разочарований в старшем возрасте. Тем более обеспечение тайны усыновления не соответствует конвенции ООН о правах человека, где сказано, что ребенок имеет право на сохранение своей индивидуальности, включая имя и семейные связи.

Другой стереотип – многие хотят усыновить не просто маленького, но и здорового ребенка. На самом деле, если таким образом мыслить, то только единицы украинских сирот найдут свои семьи. Ведь из тех 5% детей в возрасте до пяти лет только каждого двадцатого ребенка можно отнести к относительно здоровым детям, остальные малыши имеют те или иные психические заболевания.

Таким образом, некоторые считают, что раз нашим детям не находится места в украинских семьях, их можно отдавать на межгосударственное усыновление. Хотя число и таких случаев уменьшается.

«В 2004 году гражданами Украины было усыновлено 1492 ребенка, иностранными – 2081, в 2005-м соответственно 1419 и 2160, в 2006 году – 1477 и 1092 ребенка», – говорит Екатерина Лукьянова, народный депутат, член комитета по вопросам семьи, молодежной политики, спорта и туризма.

Мифы о международном усыновлении

Ошибочно считать, что иностранцы усыновляют всех украинских детей подряд, и они готовы лечить самых больных и воспитывать самых трудных, но им часто ставят палки в колеса. Итак, миф первый – сегодня много разговоров о том, что в Украине сложная система усыновления. Но с юридической точки зрения – это неправда. Процедура усыновления сложна психологически. Можно только представить себе состояние человека, когда перед ним лежит несколько фотографий детей, и из них надо выбрать того единственного, который станет тебе завтра родным.

Что касается иностранцев, то с того момента, как у них появилось желание усыновить ребенка, потенциальные родители должны пройти около пятнадцати этапов, в числе которых сбор документов, их легализация в посольстве Украины, ознакомление с банком данных детей и так далее. Любой иностранный гражданин обязан получить согласие Государственного департамента на усыновление. При этом в Украине процедура межгосударственного усыновления почти самая простая из всех стран мира.

Миф второй – иностранцы усыновляют больных детей.

«Я недавно расписала анкеты детей, которых мы вывели из банка данных, – говорит Людмила Волынец, директор Департамента по усыновлению и защите прав ребенка. – Я также просмотрела заявления иностранцев, которые просят о повторном приеме в Департаменте в связи с выбором ребенка. По анкетам детей видно, что среди сегодняшних кандидатов нет ни одного здорового ребенка. Среди диагнозов малышей: перинатальное повреждение центральной нервной системы, пуповинная грыжа, гепатит С, гипертрофия первой степени, синдром подвижных нарушений, психические отклонения. У каждого ребенка минимум три диагноза, а максимум – девять-одиннадцать. Понимаете, есть о чем думать, глядя в глаза этим детям. С другой стороны, есть вот те заявления иностранных граждан о повторном приеме. В них написано: «Просим назначить повторную встречу, чтобы найти ребенка, который соответствовал бы нашим пожеланиям», «Нам показали шесть анкет детей с тяжелыми проблемами, которые неизлечимы. Очень хотим стать родителями девочки двух с половиной лет, у которой излечимые болезни», «Встретились с ребенком, провели дополнительное обследование и выяснилось, что ее медицинские пороки такие большие, что мы не можем удочерить ее, так как у нас нет денег на ее лечение», «Мы не можем усыновить ребенка, так как лечение, необходимое ребенку, более сложное и дорогое, чем мы предполагали сначала». И подобных заявлений много. А это означает, что люди, просмотрев анкеты и познакомившись с ребенком, сказали, что они не будут брать в семьи больного ребенка».

При этом у нас сумасшедшая очередь иностранцев на усыновление. Но получается, что того, что они ищут, у нас в Украине нет. Статистика говорит о другом: только 1% иностранцев усыновили ребенка с серьезной патологией в развитии. И это скорее исключение, чем правило.

Еще один миф – иностранцы желают усыновить взрослых детей. Случаев, когда граждане других стран специально выходят на взрослого ребенка, мало. Это скорее последствие оздоровления детей за границей.

К тому же в Украине дети часто сиротеют не по одному. И с этим связан еще один миф – иностранцы берут в семьи всех братьев и сестер. Но на самом деле, по словам Людмилы Волынец, в каждом втором случае возникает проблема разлучения братьев и сестер. Ведь 85% из 30 тысяч имеют братьев и сестер, и скорее трех или четырех.

Законодательные противоречия

Согласно конвенции ООН и другим международным документам, любое государство настроено, чтобы сироты оставались на воспитании в своей стране. Во-первых, это по-человечески. Во-вторых, патриотично по отношению к демографическому развитию Украины. Иначе тема всех мер по поддержанию рождаемости при таких сумасшедших темпах усыновления за границу оказываются более чем дискуссионной. Мы стимулируем рождаемость, выплачиваем все большие пособия при рождении малыша, и при этом не можем защитить сирот.

«Система национального усыновления нуждается в поддержке. Сегодня в Верховной Раде зарегистрировано больше десяти законопроектов, касающихся усыновления, – говорит директор Департамента по усыновлению и защите прав ребенка. – Сам Президент в этом году подал два законопроекта. Один из них предлагает ввести новый вид социальной помощи семьям, которые усыновили детей, независимо от возраста ребенка (будь ему несколько месяцев или 13-14 лет). Все они имеют право на помощь в том же размере, как и семьи при рождении первого ребенка (на сегодняшний день это 12,5 тысячи гривен. – Авт.). Кроме того, законопроектом предусмотрены ежемесячные выплаты в размере одного прожиточного минимума. Но денежные вопросы – повод для дебатов. Мы считаем, что, с одной стороны – это гуманно по отношению к ребенку, с другой – если мы все законы измеряем в денежном эквиваленте, то поддержка семьи с усыновленным ребенком – программа экономии государственного бюджета. Если приняты соответствующие законы, то на одного усыновленного ребенка государство будет тратить двенадцать прожиточных минимумов в год – 6 тысяч гривен. А если он будет воспитываться в интернате, то сумма составит 28-30 тысяч ежегодно. Также с принятием этого законопроекта мы рассчитываем и на увеличение случаев национального усыновления с двух тысяч до трех с половиной».

Гаагской конвенции – табу?

И если будет расти число усыновлений, то с точки зрения мировой общественности Украина будет выглядеть как страна, которая научилась защищать своих детей в пределах своего государства. И пока чисто теоретически может отпасть необходимость в межгосударственном усыновлении. Хотя никто не исключает такую практику, но и тут существуют проблемы с законами.

Пожалуй, самый важный вопрос при межгосударственном усыновлении – наличие или отсутствие посредников между украинской стороной и иностранными гражданами. Наглядное противоречие: в статье 216 Семейного кодекса говорится, что в усыновлении иностранцами не может быть посреднической, коммерческой деятельности, то есть она фактически запрещена, а в статье 244 Гражданского кодекса речь идет о том, что если иностранцы доверяют какому-то гражданину Украины, то он может представлять его интересы в любом органе исполнительной ветви власти.

Сегодня около госдепартамента по усыновлению с доверенностями от иностранцев стоят примерно триста граждан Украины. Это люди, которые должны помогать усыновлять в Украине, обеспечивать качественные юридические услуги, услуги переводов, ориентировать, куда подойти и где подобрать ребенка, переводить сложные диагнозы детей, давать комментарии о наследственности. В 2006 году Департамент провел опрос среди этих «посредников». Оказалось, только 15% из них имеют юридическое образование, остальные – школьные педагоги, переводчики, преподаватели ВУЗов, стоматологи, даже мастера маникюра. И на всех этих людей на основе статьи 244 государство не имеет никакого влияния.

Продолжает дискутироваться и вопрос о ратификации Гаагской конвенции «О защите детей и сотрудничестве в области межгосударственного усыновления». Споры скорее схоластические, чем конструктивные. Ситуация парадоксальная. В 1993-94 годах Украина переживала мораторий на межгосударственное усыновление, после чего некоторые механизмы Гаагской конвенции были имплантированы в национальное законодательство. Возник центр по усыновлению, и вопросы об усыновлении с местного уровня были подняты на государственный. И на фоне всех этих перемен на протяжении 1998-2002 годов и в 2006-м Кабмин трижды подавал законопроект о ратификации конвенции, но все безрезультатно. Тем временем Комитет ООН по правам ребенка уже сделал нам третье замечание о нератификации документа.

«Самый распространенный тезис касательно Гаагской конвенции – в Украину придут агентства, которые занимаются межгосударственным усыновлением, – продолжает госпожа Волынец. – Я разочарую всех тех, кто не воспринимает работу этих агентств. В то время, когда мы узнавали, кто те люди, что стоят под департаментом, мы изучили и документы тех агентств, с которыми они связаны. И поняли, что на тот момент в Украине не в легитимном поле уже работали 153 иностранных агентства из США, Италии, Испании, Канады, Израиля, Германии, Бельгии, Швейцарии. Некоторые сомневаются, а не криминальные ли они. Пока можно сказать, что только три из 153-х работают на одном месте более пятидесяти лет… Остальные – более молодые».

Как правило, к нам приезжают иностранцы, которые не знакомы с условиями и правилами усыновления в Украине. И часто они ошибочно думают, что сами могут найти у нас того малыша, которого ищут, – здорового. У нас просто на всех таких детей не хватает. А если бы работа агентств была легализирована в Украине, то через департамент проходили бы не какие-то украинские переводчики и массажисты, а представители агентств. Тогда можно было бы оценить и их надежность, и отследить пребывание ребенка за границей, и оказать помощь нашим сиротам. А также проинформировать иностранных граждан, какие дети-сироты есть в Украине.

«Сейчас же в Украине нет никакого влияния на иностранные агентства. И мы настаиваем – нам необходимо сотрудничество с этими агентствами, – уверена Людмила Волынец. – Они квалифицированно проводят консультации, курсы подготовки кандидатов на усыновление, сообщают, каких детей можно реально усыновить в той или иной стране, готовят документы, контролируют пребывание. Сегодня контролем над жизнью детей за границей занимаются консульства. Но, например, сейчас в США около восьми тысяч детей, и консульства с такой работой не справляются. Наша система несовершенна: люди, которые усыновили, сами направляют в Украину отчет, что детям у них хорошо».

Тем временем при участии департамента был разработан проект постановления о деятельности этих международных организаций. Понятно, что Украина должна выдвинуть некие требования к иностранным агентствам: солидный стаж работы в мире, ведение строгой отчетности, предоставление гуманитарной помощи правительственным программам и т.д. Кроме этого, если при помощи некого агентства усыновляется один украинский ребенок, то еще пяти детям оно обязано найти семьи. «И если пока не в Украине, то за рубежом», – считают в Департаменте по усыновлению и защите прав ребенка.

Фонд «Счастливый ребенок» — эффективная помощь наиболее нуждающимся детям Запорожской области

Им нужна наша помощь
Аарон Кеян
Аарон Кеян

Ретинопатия недоношенных 5-ой степени, последствие – слепота

Помочь сейчас
Максим Фитискин
Максим Фитискин

ДЦП, спастическая диплегия

Помочь сейчас

В 2021 вы помогли на сумму, грн.

3 010 706

Расходы фонда в 2021
149 больным детям 1 744 752 грн.
Мед. оборудование: 31 868 грн.
Детдомам для инвалидов: 386 790 грн.
Детcкому экоселу: 102 439 грн.
Сиротам и малообеспеченным: 21 415 грн.
Помощь взрослым "Хелпус": 15 280 грн.
Служебные расходы: 322 249 грн.
Всего расходов: 2 782 815 грн.

Всего с 2007 оказано помощи, грн.

81 463 498

Ребенку нужна семья