x

Ромео и Джульетты из «системы»: о детдомовских беременностях и малыше, которого не отняли у мамы

В конце года Интернет облетела громкая новость: в Смоленской области срочно ищут варианты устройства для пары юных социальных сирот, которые ждут ребёнка
Автор: Дарья Менделеева, pravmir.ru Опубликовано: 5 февраля 2015, 12:50 962

В конце года Интернет облетела громкая новость: в Смоленской области срочно ищут варианты устройства для пары юных социальных сирот, которые ждут ребёнка. Сегодня, когда судьба ребят на ближайшие годы благополучно устроилась, "Правмир" рассказывает читателям их историю.

«У вас будет ребёнок»

Полина и Олег вместе учились в одной из школ-интернатов Смоленской области. Оба они из неблагополучных семей, их родители в разное время были лишены родительских прав. После этого ребята несколько лет прожили в одном приюте, а потом вместе оказались в новом «учреждении».

Летом 2014 года выяснилось, что Полина и Олег ждут ребёнка. Сложность состояла в том, что будущей маме на тот момент было четырнадцать, а отцу — пятнадцать. Поначалу произошедшего они испугались, но постепенно приняли решение не расставаться и вместе воспитывать своего малыша.

Однако, находясь в интернате, сделать это было невозможно.

Детские беременности – нонсенс или реальность?

На самом деле девочки из детских домов беременеют у нас не слишком редко. Точной статистики по этому поводу не существует. Во-первых, «система» старательно оберегает от посторонних всю информацию о сиротах. Во-вторых, обнаружив очередной «казус», руководство «учреждения» обычно стремится решить проблему, пока о ней не узнало более высокое начальство.

Так что наиболее вероятный исход детдомовской беременности – аборт. Но даже если ребёнок у несовершеннолетней мамы рождается, оставить их вместе невозможно. Ведь по закону, государство становится опекуном и мамы, и малыша, а значит – решает их судьбу по тем сценариям, которые у него существуют. В итоге – новорожденный отправляется в «Дом малютки», и чаще всего повзрослевшие мамы за такими детьми не возвращаются.

Между тем, причин «детдомовских» беременностей психологи называют несколько, и главная – отнюдь не распущенность и царящие «в системе» беспорядки. Просто человеком, отвергаемым и недолюбленным с детства, интимная близость переживается иногда очень своеобразно.

Сирота, а особенно сирота социальный – брошенный ребёнок при живых родителях – это, как правило, человек с очень тяжёлым жизненным опытом. В семье, где мама и папа, например, алкоголики, он с детства видел не самое приветливое к себе отношение. Детский дом или интернат – учреждение со строгим распорядком, где на одного воспитателя может быть и двадцать, и тридцать детей, к тому же воспитатели меняются – тоже – место не самое уютное.

В итоге подрастающие девочки и мальчики порой находят своеобразный способ разом «добрать» тепла и ласки. Кстати, такая же путаница с чувствами может запросто настигнуть и ребёнка из семьи, отношения в которой почему-либо были слишком отстранёнными.

Полина и Олег с психологом Ульяной Сорокиной

К родственникам? В «Дом мамы»? В ЗАГС?

В отличие от многих воспитанников «системы», Полине и Олегу повезло. Свидетелями их ситуации оказались психологи из фонда «Дети наши», который как раз начал в Смоленской области новую программу. Именно эти специалисты, работая со своими подопечными, одновременно стали размышлять о том, что же делать с ними дальше.

Можно было, конечно, обратиться в ЗАГС с просьбой снизить ребятам брачный возраст, потом выбить положенное им по закону жильё – и отправить молодую семью в самостоятельное плавание. Однако все понимали, что два пятнадцатилетних человека без опыта семейной жизни и ведения хозяйства, да ещё с младенцем на руках в таком «режиме самостоятельности» протянут недолго.

Перебрали всех возможных родственников. Но те не имели возможности принять ребят именно втроём. По этой причине отпал «Дом матери» при Смоленской епархии. Не смог помочь и один из местных священников. Выяснилось, что батюшка планировал поселить молодую семью отдельно и помогать им продуктами.

И тогда специалисты стали целенаправленно искать для ребят принимающую семью. Обзвонили все окрестные и далеколежащие детские деревни (часть из которых не смогли помочь по причине «специализации» на детях-инвалидах, а другая – по территориальной отдалённости – поскольку «перебросить» сирот из региона в регион нельзя), школы приёмных родителей (которые, по закону, «пиарить» конкретных сирот для устройства среди своих учеников, увы, не имеют права).

Стало понятно, что разрешить ситуацию может только чудо. И оно пришло, когда его уже почти не ждали.

Полина и Юлия

Юлия

На местном телевидении про ребят вышел репортаж. Потом историю подхватили другие СМИ. И вот одиннадцатого декабря, меньше, чем за месяц до рождения маленькой Сонечки, появилась Юлия.

У Юлии семеро детей, есть и свои, и усыновленные. Старшие, правда, уже разъехались, а вот четверо живут с ней. Однажды в разговоре женщина выразила желание принять на попечение ещё сирот, и знакомые указали ей на один из сюжетов.

Прочитав историю ребят, Юлия сразу решила: «Беру!» А дальше начался настоящий марафон — ведь бoльшую часть документов на ребят удалось оформить менее чем за месяц. Иногда чиновники даже шли навстречу, узнав, что справки оформляются «на тех самых, из сюжета». И всё же часть документов в январе пришлось получать заново – уже на троих детей.

Фото: АиФ

Финал и второй круг

Маленькая Сонечка родилась на Рождество, седьмого января. Сегодня они с мамой Полиной уже дома; Олег тоже осваивает одновременно премудрости жизни в семье и обязанности молодого отца. По понятным причинам, все они, в том числе мама Юлия, убедительно просят журналистов не беспокоить их хотя бы некоторое время. Хотя материальную помощь – продукты и вещи для устройства ребят – семья примет с удовольствием.

Будущее Олега и Полины теперь, в значительной степени, зависит от них самих. Между тем, теперь тот же самый марафон имеет все шансы повториться ещё раз, но уже с другой героиней – Светой.

Светлане – шестнадцать. О её беременности стало известно, когда девочка вернулась в своё «учреждение» после побега. Сейчас она на четвёртом месяце, и за это время, по счастью, от аборта её удалось отговорить. Сделать это было непросто, ибо родители у Светы погибли, но есть бабушка, которая в своё время оформлять опеку над внучкой не стала, но теперь всячески противодействует появлению на свет правнука.

Вариант поселить Свету с ребёнком одну, даже в том случае, если государство предоставит сироте положенное по закону жильё, так же нереален, как в случае с Олегом и Полиной. И поэтому фонд «Дети наши» вновь ищет принимающую семью в Смоленской области — для юной мамы с будущим ребёнком и очень непростым характером.


Данная статья принадлежит к категориям:
     Профилактика сиротства  Публикации с других источников  

Фонд "Счастливый ребенок" - эффективная помощь наиболее нуждающимся детям Запорожской области

Мы тщательно проверяем просьбы, защищаем жертвователей от мошенничества и даем возможность эффективно помогать наиболее нуждающимся.

Им нужна наша помощь:

Виктория Четвертак

Виктория Четвертак

Врождённые пороки развития головного мозга

Программа помощи детям, больным ДЦП

Программа помощи детям, больным ДЦП

Владислав Богомазов

Владислав Богомазов

Муковисцидоз (кистозный фиброз), тяжелое течение


В 2020 вы помогли на сумму 4 704 841 гривен

Расходы фонда в 2020

123 больным детям: 2 590 856 грн.
Мед. оборудование: 198 622 грн.
Детдомам для инвалидов: 582 856 грн.
Детcкому экоселу: 300 035 грн.
Сиротам и малообеспеченным: 101 076 грн.
Помощь взрослым "Хелпус": 218 277 грн.
Служебные расходы: 508 954 грн.
Всего расходов: 4 672 194 грн.

Всего с 2007 оказано помощи на сумму 74 934 071  гривен

Дитині потрібна родина: Сергій Н.

Дитині потрібна родина: Сергій Н.

Ребенку нужна семья: Алексей К. 13 лет, и Марина К. 15 лет

Ребенку нужна семья: Алексей К. 13 лет, и Марина К. 15 лет

Ребенку нужна семья: Эвелина

Ребенку нужна семья: Эвелина